восстановительная
хирургия
эстетическая
хирургия


Асимметрия молочных желез при различных деформациях грудной клетки.


    Авторы:

    С.И. Чаушева 

    С.Р.Аляутдин

    Анналы Пластической реконструктивной и эстетической хирургии, №2,2013 год.

             Деформации грудной клетки, сопровождающиеся асимметрией молочных желез (АМЖ), встречается редко, хирургическая тактика в этих случаях чаще всего  комбинированные и требуют использования нескольких методик [30].

    Асимметрия  молочных желез может проявляться различиями формы, положения и размера или положением соска.  Вместе с тем, L.E. Edstrom и соавт. (1977) классифицировали АМЖ по нескольким параметрам: морфологические изменения органа или сосково-ареолярного комплекса, а так же сочетанной деформации, обусловленной изменением формы, объема или расположения. Оказалось, что популяционная частота АМЖ достаточно высока и достигает  81.1% [16, 24, 32, 34]. В частности, АМЖ, включающие сосково-ареолярный комплекс, составляют 24%, объема – 44%, формы – 29%,  расположение инфрамаммарной складки (30%), и птоз степени 1–3 (29%) [33]. По данным Н.О. Миланова и А.Г. Ли (2006) АМЖ по нескольким  параметрам оценки наблюдалось у 77,3% пациенток.

    Процесс формирования молочной железы проходит в несколько стадий. В период внутриутробного развития молочная железа возникает из примордиальных клеток как две эктодермальные складки, называемые маммарными складками на 4 неделе гестации [20]. Клетки на уровне четвертых межреберных промежутков в дальнейшем формируют молочные железы, в то время как другие клетки исчезают. В период между 8-й и 10-й неделей формируется сосок, а примитивные молочные протоки формируются на 5 месяце гестации, затем происходит почкование и разветвление протоков, которые формируют основу протоковой системы [7]. Развитие молочных желез заканчивается в пубертатном периоде формированием долек под влиянием гонадотропного гормона [17]. В период развития многие факторы оказывают влияние на рост желез. Не удивительно, что пациентки  достаточно часто имеют различную степень асимметрии желез, особенно при сочетанном нарушении развития грудной клетки. В редких случаях у пациенток бывают врожденные аномалии развития грудной клетки и молочной железы, например, синдром Поланда, встречающийся в 1 случае на 30000 женщин [25].

    Вариабельность формы и выраженности АМЖ вызывала необходимость ее классифицикации, что   предпринималось в ряде исследований. Так, Simon B.E  и соавт., (1976) предложили выделить 6 групп АМЖ только в соответствии с локализацией дефектов. Vandenbussche F. (1983) в своей классификации учитывал, в основном, лишь причинные факторы.   F. Nahai (2005) приводит классификацию причин, вызывающих асимметрию молочных желез и выделяет три основных группы: первичная (врожденная) асимметрия, вторичная (связанная с развитием) и третичная  (приобретенная).

    M. Novaković и соавт. (2010) проанализировали  82 истории болезни женщин с  АМЖ. Суммарные данные о пациентах представлены в таблице   № 1.

    Среди пациентов 1 группы были 2 пациентки с синдромом Поланда. У них было отмечено отсутствие большой грудной мышцы, гипоплазия молочной железы и соска. Асимметрия у одной пациентки была компенсирована унилатеральной маммапластикой посредством силиконового протеза соответствующего размера и формы, поскольку вторая грудь была нормальной величины. Дефицит большой грудной мышцы у второй пациентки был восстановлен за счет лоскута широчайшей мышцы спины и эндопротезами разного размера, поскольку вторая грудь также была гипопластичной. Лечение бугристой груди было проведено в 2 этапа: устранение деформации области ареолы, асимметрии и увеличивающая маммапластика.

     

    Таблица № 1. Распределение пациентов в зависимости от причины асимметрии и предлагаемой хирургической техники

     

    Классификация ассиметрии молочных  желез по Nahai

    Число

    пациентов

    Предлагаемая

    хирургическая техника

     

    Первичная АМЖ – врожденная

    • - Дефицит тканей молочнных желез
    • - отсутствие сосков
    • - синдром Поланда
    • - дополнительная грудь
    • - дополнительный сосок
    • - неровная (бугристая) грудь
    • - ассиметрия грудной клетки
    •  
    • Вторичная АМЖ- приобретенная

     - односторонняя гипоплазия

    • - односторонная гипотрофия
    •  
    • - асимметрия ареоло-маммарного комплекса
    • -  асимметрия основания и субмаммарной области
    •  

    Третичная АМЖ

    (опухоль, ожоги, кормление)          

     

     

    -

    -

    2

    2

    -

    3

    -

     

     

     

    19

    21

     

    3

     

    -

     

     

     

    32

     

     

     

     

    Силиконовый эндопротез

    Иссечение груди

     

    Увеличение , уменьшение

     

     

     

     

    Увеличение груди

    Комбинация редукционной маммопластики и увеличения

    Частичное иссечение - репозиция

     

    ВСЕГО

     

    82

     

     

    Во второй и третьей группах выполняли, в основном, пластику силиконовыми протезами. Среди наиболее часто встречающихся осложнений авторы (M. Novaković, 2010) приводят гематомы (10%), контрактуры капсулы (10%), серомы (5%), нарушения чувствительности (3%), гипертрофические рубцы (2,5%).

    Ретроспективный анализ 177 случаев позволил А. Araco и соавт. (2006) выделить несколько групп пациенток, требующих различных методов оперативного лечения. При билатеральной асимметричной гипертрофии и унилатеральной гипертрофии применяли редукционную маммапластику. Унилатеральная гипертрофия с амастией или гипоплазией другой железы требовала сочетанной увеличивающей и уменьшающей маммапластики. Одностороннюю амастию или гипоплазию (синдром Поланда) лечили посредством мышечного лоскута с прямой мышцы живота и увеличивающей маммапластикой. При одностороннем птозе железы использовали мастопекcию с увеличивающей маммапластикой [1, 18].

    Классификация, учитывающая причинные (этиологические) факторы, тип и выраженность АМЖ предложена Н.О. Милановым и А.Г. Ли (2006). Согласно этой классификации асимметрия подразделяется на врожденную и приобретенную. В свою очередь в этих группах вводится градация по выраженности дефектов и причинах их возникновения. Важной особенностью этой классификации является выделение эстетической врожденной АМЖ.   Авторы классификации предлагают параметрические критерии – расстояние от рукоятки грудины до соска, от соска до субмаммарной складки, расстояние от соска до средне-грудинной линии, ширина основания молочных желез – для объективизации выраженности АМЖ.

    Важнейшим компонентом предоперационного анализа является оценка состояния костного-мышечного скелета. В частности, к числу актуальных проблем предоперационной подготовки относится диагностика деформации грудной клетки, которая  часто определяется уже во время операции [37,44]. Деформации грудной стенки могут послужить причиной развития асимметрии молочных желез и внести негативный вклад в развитие неоптимальных результатов операции. Оценка контура передней стенки грудной клетки на этапе планирования оперативного увеличения молочной железы является неотъемлемым компонентом для достижения предсказуемого эстетического результата [6].

    К нарушениям формы грудной клетки прежде всего относят воронкообразную деформацию грудной клетки (pectus excavatum; ВДГК), килевидную деформацию грудной клетки (pectus carinatum; КДГК), синдром Поланда, асфиксирующую дистрофию грудной клетки (синдром Jeune),   а также деформации грудины, включая щель грудины и ее гипоплазию. Кроме того, к такого рода деформациям относят  пeрекручивание и ротацию ребер, впалую грудь, расширение хрящей нижних ребер.  Значительная часть этих деформаций является проявлением дисплазии соединительной ткани, группы генетически гетерогенных и клинически полиморфных патологических состояний, объединенных нарушением формирования соединительной ткани в эмбриональном и постнатальном периоде [2]. К дифференцированным дисплазиям  относят заболевания монофакторного характера с установленным генетическим дефектом и четко очерченной клинической симптоматикой: синдромы Морфана, Элерса – Данло , несовершенный остеогенез. Вариантами недифференцированного типа наследственных коллагенозов являются первичный пролапс митрального клапана, трахеобронхиальная дискинезия, висцероптоз, гипермобильность суставов [2]. Деформации грудной клетки встречаются реже, чем изолированные деформации молочных желез [40].

    К числу наиболее распространенных деформаций грудной клетки N.Р. Wolters и соавт. (2010) относят ВДГК, КГДК и сколиоз [44]. ВДГК  встречается менее, чем у 1% населения, при соотношении частоты женщины/мужчины  1:3. Согласно данным K. Molik и соавт. (2001) pectus excavatum и pectus carinatum встречаются у 1 из 1500 женщин [26].

    Если pectus excavatum диагностируется в первые годы жизни, то pectus carinatum  проявляется в период интенсивного роста как нарушение контура грудной клетки [21]. Для этого синдрома характерно выпячивание грудной клетки, что дало основание назвать его «голубиная грудь» или «киль», чаще – КДГК. Несмотря на очевидно приобретенный характер, наследственный компонент при развитии этой патологии безусловно присутствует, о чем свидетельствуют данные о развитии КДГК  у монозиготных близнецов. Кроме того, pectum carinatum ассоциируется с синдромом Морфана, пролапсом митрального клапана, агенезом верхних конечностей [1]. Деформация передней стенки грудной клетки может приводить к возникновению кардиореспираторных симптомов – пульсации, одышке. Совокупность изменений приводит к ограничению работоспособности и возможности заниматься спортом, что в конечном итоге вызывает развитие психологических проблем. В зависимости от расположения деформации относительно грудины выделяют низкую и высокую килевидную грудь. Характеристика этих деформаций является довольно точной, но не слишком звучной. Низкая деформация называется «куриная» или «голубиная» грудь располагается на уровне середины – нижней части грудины и характеризуется выступающей вперед грудиной, в результате изменения формы нижних ребер.  Для верхней деформации («зобастый голубь») типичны выпячивание манубриостернального сочленения и мезостернальная депрессия.    Причины возникновения дефектов передней стенки грудной клетки изучены недостаточно. Вместе с тем, считается, что причиной развития этих дефектов является гипертрофия реберных хрящей в длину, которая развивается  при рождении или в препубертатном периоде. Обычно, такой неконтролируемый рост характерен для 3-7 реберных хрящей. При этом хрящи «вдавливают» грудину внутрь, формируя pectus excavatum или «выталкивают» вперед, создавая pectus carinatum или pectus arcuatum [14].

    В настоящее время при описании пороков развития хондростернальной части передней грудной клетки часто используются классификации по E.F. Chin  или R.C. Shamberger, основанные на анализе деформаций грудины. Кроме того, для определения глубины западения грудины используют индекс Гижицкой, который является отношением регистрируемого наименьшего расстояния к долженствующему между задним контуром грудины и передним контуром позвоночника по данным рентгенограмм  (КТ) в боковой проекции. В зависимости от индекса Гижицкой различают 4 степени ВДГК: I степень — 0,95 – 0,75; II степень — 0,75 – 0,5; III степень – 0,5 – 0,1; IV степень - 0 – 0,5. Все воронкообразные деформации грудной клетки делят на симметричные и асимметричные. В лечении ВДГК общепризнанным является хирургическое лечение, так как консервативные методы к улучшению конфигурации грудной клетки не приводят. Абсолютными показаниями к хирургической коррекции воронкообразной деформации грудной клетки являются 3 - 4 степень деформации по индексу Гижицкой, так как при этом происходят патологические изменения со стороны легочной и сердечно-сосудистой систем и ранняя коррекция деформации способна предотвратить необратимые изменения [8].

    Сравнительно недавно H.J. Park и соавт. была предложена классификация, адаптированная к методике коррекции дефектов грудины по D. Nuss [31]. Согласно этой классификации  на основании данных КТ выделяют группы пациентов с симметричной (I  тип) и асимметричной (II  тип)  деформацией.  В группе с симметричной деформацией выделена классическая или локализованная подгруппа ( тип I А)  и плоская ( тип I В).  В группе с асимметричной деформацией выделены эксцентричный (II А),  несбалансированный (II В)  и комбинированный (II С)  типы.  В пределах асимметричной эксцентричной группы дополнительно выделены локализованный тип (II А1),  плоский (II А2)  и тип «Grand Canyon» (II А3).  В анатомической классификации по H.J. Park для детального описания формы деформации,  кроме индекса Галлера,  используется и ряд других индексов: индекс депрессии  (ИД),  индекс асимметрии (ИА),  индекс эксцентричности (ИЭ)  и индекс несбалансированности (ИН). Вместе с тем, вышеперечисленные классификации пороков развития хондростернальной части передней грудной клетки носят больше анатомический характер и не учитывают все анатомо-клинические варианты  данной патологии [14].

    В число эксклюзивных деформаций грудной клетки входит синдром Jeune, который был изначально описан автором у двух братьев с очень узкой грудной клеткой. Это редко (1 случай на 100000 населения) встречающееся аутосомно-рецессивное заболевание, вызывающее развитие карликовости, укорочение ребер и коротких конечностей. Другой редкий синдром - синдром сросшихся ребер, характеризуется соединением ребер в сочетании с врожденным сколиозом, что приводит к возникновению трехмерной деформации грудной клетки. За счет впалости грудной клетки уменьшается высота легкого. В результате внешние воздействия на легкие приводят к прогрессирующей дыхательной недостаточности [14]. Синдром Протея (по автору синдром  Wiedemann) относится к врожденным заболеваниям и характеризуется атипичным развитием костей [43]. Синдром Протея был описан H. Wiedemann и соавт. в 1983 г. Данный синдром представляет сочетанный дефект в виде парциального гигантизма рук и ног, невусов, гемипертрофии, подкожных опухолей, макроцефалии, других аномалий черепа, ускоренного роста и висцеральной патологии. Авторы включили заболевание в группу врожденных гамартом генетического происхождения с вероятным аутосомно-доминантным типом наследования. H. Wiedemann и соавт. назвали данную патологию по имени древнегреческого бога Протея (греч. Proteus - «полиморфный»), обладавшего уникальной способностью радикально изменять свой внешний облик с целью более успешного захвата добычи. Исследователи также обратили внимание на тот факт, что заболевание может быть неправильно диагностировано как синдромы Клиппеля-Треноне-Вебера, Маффучи или болезнь Оллье [42].

                  К этой группе деформаций грудной клетки примыкает синдром Поланда. Этот синдром характеризуется  брахисиндактилией, гипоплазией подкожных тканей, отсутствием кортикостернальной части большой грудной мышцы, малой грудной мышцы, реберных хрящей или 2, 3, 4 или 5 ребер. Дефект грудной клетки может сочетаться с грыжей легкого. Клинические проявления синдрома Поланда очень разнообразны и редко встречаются у одного пациента.   Практически всегда синдром Поланда включает асимметрию молочных желез. [39]

    Другими состояниями,  часто сопровождаемыми асимметрией молочных являются перекручивание ребер и впалая грудная клетка. Ротация грудной клетки при сколиозе также сопровождается развитием асимметрии молочных желез [44].

    При наличи асимметрии молочных желез необходимо провести тщательную оценку формы грудной на предмет обнаружения ее деформации, которая значительно осложняет оперативное вмешательство. Так, возникающий при синдроме Поланда дефицит тканей включает подкожную жировую клетчатку над большой грудной мышцей, сосок, молочную железу, грудные мышцы, хрящи ребер, передние концы ребер. При дефиците тканей возникает локальная впалость грудной клетки при вдохе и грыжа легкого при выдохе. По мнению H. Urschel (2009) реконструктивная операция по Ravitch в этих случаях не дает полного эстетического восстановления. В связи с этим была предложена модификация одноэтапной реконструктивной операции. Одноэтапная реконструкция грудной клетки и АМЖ позволяют снизить стоимость и уменьшить число и выраженность послеоперационных осложнений. Принципиально одноэтапная реконструктивная АМЖ представляет стабилизацию или реконструкцию передней стенки  грудной клетки и одновременную АМЖ, включающую имплантацию протеза молочной железы под кожно-мышечный лоскут широчайшей мышцы спины, что создает более «натуральную» грудь.

    Сколиоз является одной из наиболее частых причин врожденной деформации позвоночника. Сколиоз – это латеральное отклонение позвоночного столба, вызванного ротацией тел позвонков и деформации грудной клетки и окружающих тканей [9].  Асимметрия молочных желез определяется как различия формы, положения и/или объема железы. Деформация грудной клетки может быть первичной и вторичной. Эти клинические симптомы часто комбинируются [22, 28, 35]. Роль структурного  идиопатического сколиоза в диагностике асимметрии молочных желез остается недооценной [11, 18].  Эта взаимосвязь легче устанавливается при клинически диагностированном сколиозе с углом Cobb более  10º.  При отклонении менее 10º в случае отсутствия клинических симптомов предшествующий сколиоз обычно не диагностируется, что, однако, не исключает развития определенной ассиметрии грудных желез [17].

    В большинстве случаев для диагностики  сколиоза достаточно обычной рентгенографии грудной клетки. Часто сколиоз является находкой при рентгенографии по другому поводу.  Редкий случай сколиоза, сопровождаемого АМЖ, приводят F.E.  Cosendey и соавт. (2010). У 14-летней девочки с невусом Беккера (синдром Беккера –Рейтера) развивалась гипоплазия правой  молочной железы и сколиоз, т.н. конституциональный невус Беккера. По мнению F.C Tsai и соавт. (2010) хотя АМЖ часто не является причиной для поиска сколиоза, у пациенток со сколиозом практически всегда развивается АМЖ.  Аналогичную точку зрения высказывают C. Denoel и соавт. (2009), более того, в случае АМЖ авторы рекомендуют искать сколиоз.

              В этих случаях предоперационное определение объема железы является наиболее важным параметром, так как определяет вид выполняемой корригирующей операции и выбор эндопротеза [3]. Это имеет и экономическое значение, так как уменьшает шанс обнаружения ошибки с размером эндопротеза уже во время операции.

    Оптимальный результат сложно получить без объективных методов исследования. Существуют несколько методов оценки объема молочной железы. Например, интраоперационное определение размера желез позволяет хирургу выбрать эндопротез во время операции, но в идеале, пациентка должна быть информирована о наличии АМЖ до операции, а не во время или после нее. Существуют различные методы предоперационной оценки объема молочных желез: 3D – лазерное сканнирование, оценка с помощью МРТ, КТ,  термопластического моделирования и антропометрического способа. Оценка с помощью МРТ позволяет получить наиболее прецизионные данные [13, 23]. К сожалению, 3D –лазерное сканнирование, КТ и МРТ - моделирование являются очень дорогими методами для рутинного обследования. Как полноценную альтернативу F.C. Tsai и соавт. (2010) считают антропометрический метод, как простой путь оценки объема железы. Хирург имеет возможность измерения различных частей железы в предоперационном периоде. Антропометрическая оценка обеспечивает определение объема железы с точностью до 6,26% [38]. Однако, асимметрия объема  желез часто сопровождается различными размерами сосково-ареолярного комплекса или асимметрией субмаммарной складки. При некорректированном сколиозе измененное положение  лопатки или  грудной клетки усугубляют эту асимметрию. При обследовании 24 женщин со сколиозом  С. Denoel и соавт. (2009) оценивали данные физикального, морфометрического и 3D- лазерного исследования. Физикальное обследование выявило АМЖ у 20 пациенток (у всех справа), при этом выпячивание ребер слева определили у 18 из них. Антропометрический анализ показал, что правая молочная железа выше у 19 пациенток и меньше – у 18. 3D – лазерное сканнирование выявило, что у 19 женщин правая молочная железа была меньше. Авторы считают, что физикальные методы исследования дают достаточно объективную информацию при идиопатическом сколиозе.

    F.C.  Tsai и соавт. (2010)  показали, что среди 780 пациенток, обратившихся для увеличения размеров молочных желез, у 60 (7,6%) был диагностирован сколиоз. Авторы, используя антропометрический анализ данных пациенток со сколиозом, разработали методику устранения у них АМЖ не только по объему, но и по положению соска и субмаммарной складки. Критериями включения пациенток в исследуемую группу явились: различие в размерах желез более чем на 20 мл, сколиоз с углом Cobb более 10 градусов.

    Алгоритм расчета для пациенток с АМЖ и сколиозом приведен в формуле 1/3 π MP2 (MR+LR-IR-MP), где:

    MR – расстояние между соском и медиальным краем грудной железы,

    IR – расстояние между соском и субмаммарной складкой,

    LR – расстояние между соском и латеральным краем железы,

    MP – маммарная проекция, определяемая от грудины до соска в латеральной проекции.

    Другими словами авторы определяют сосок как центр по медиальной, латеральной и нижней проекциям железы. Учитывали также объемы большей и меньшей желез, разницу между ними. Использовали два дополнительных параметра  - разницу уровней субмаммарной складки и сосков. Исследования показали, что разница объема желез коррелировала с выраженностью сколиоза (угол Cobb). Однако корреляцию в разнице между уровнем сосков, уровнем интрамаммарных складок и выраженностью сколиоза не прослеживалиь. Объем желез был увеличен в среднем с 45,3 мл до 88,4 мл. При оценке разницы между объемами молочных желез до и после операции было показано, что до операции этот показатель составлял 43,07 мл, а после операции – 6,38 мл. В значительной степени удалось устранить различия в уровне сосков, но не субмаммарной складки.    Среди побочных эффектов отмечают дефляцию и капсулярную контратуру (2 балла по шкале Backer) у 3,5% пациенток.

      Таким образом, объективная оценка клинических данных при АМЖ, особенно вызванной дефектами грудной клетки или сколиозом, позволяет установить необходимость хирургической коррекции имеющейся ассиметрии и выбора тактики ее устранения. В результате правильный диагноз является определяющим фактором для обеспечения реального воплощения ожиданий в послеоперационном периоде.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

    1. Иванова Л.А., Король И.В., Выткалова Н.В. Синдром недифференцированной дисплазии соединительной ткани и эндокринная патология// Кубанский научный медицинский вестник. - 2008.- № 5.- С. 63-68.

     

    2. Комиссаров И.А., Комолкин И.А., Афанасьев А.П. Деформации грудной клетки у детей// Педиатр. 2010. Т. 1. № 1. С. 63-66.

     

    3. Кущенко В.И., Сингаевский С.Б., Мелкий В.И., Нестерук О.Л. Увеличение молочных желез при их ассиметрии.// Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. – 2006 - №3 – С. 36-39

     

    4. Ли А.Г., Сковородникова Г.Ю., Корниенко Л.Г. Хирургическая коррекция асимметрии молочных желез.// Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. – 2010 - № 1 - С. 55-60.

     

    5. Миланов Н.О., Ли А.Г. Ассиметрия молочных желез. К вопросу о хирургической систематизации.// Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. – 2006 - №2 – С. 59-76

     

    6.  Сергеев И.В., Шихирман Э.В., Пучков К.В. Анатомические вариации и асимметрия контура передней стенки грудной клетки у женщин. //Российский медико-биологический вестник им. академика И.П. Павлова. – 2010 - № 2 - С. 18-23.

     

    7. Травина М.Л., Голов Л.Б. Маммология в педиатрической практике. Проблемы молочной железы у детей и подростков.//Вопросы диагностики в педиатрии. - 2009 - №2 – С. 73-78

     

     8. Щур А.Ю., Белоус М.А., Болгов Д.Ф., Вдовин А.Г., Степаненко Е.А., Яцышин Д.А. Опыт хирургической коррекции воронкообразной деформации грудной клетки у детей// Бюллетень ВСЦН СО РАМН.- 2007, - №4, Приложение - С. 206-207

     

    9. Аraco A., Gravante G., Araco F., Delogu D., Filingery V., Cerveli V., Breast asymmetry: a heterogeneous condition.// Plast. Reconstr. Surg., 2006 – Vol. 118  - p. 563-566

     

    10. Berard J., Kohler R.  Scoliose Idiopathique. Monographie du groupe d’étude en orthopédie pédiatrique Sauramps Medical, 1997

     

    11. Bricout N., Chest morphology and breast augmentation.//
    Ann Chir Plast Esthet. 2005 – 50 – p. 441-50

     

    12.  Brody G.S. The perfect breast: is it attainable? Does it exist? Plastic and reconstructive, 2004, Vol.113, p. 1500-1503

     

    13. Bulstrode N., Bellamy E., Shrotria S.  Breast volume assessment: comparing five different techniques.// Breast, 2001 -  10 – p.117–123

     

    14.  Conti M., Cavestry B., Benhamed L., Porte H., Wurtz A. Malformations de la parai thoracique anterieur. Rev. Mal. Respir., 2007, Vol. 24, 107-120.

     

    15. Cosendey F.E., Martinez N.S., Bernhard G.A., Azulai D.R. Síndrome do nevo de Becker.// An Bras Dermatol. 2010 – Vol. 85 – p. 379-84.

     

    16. De Luca-Pytell DM, Piazza RC, Holding JC, Snyder N, HunsickerLM, Phillips LG .The incidence of tuberous breast deformity in asymmetric and symmetric mammaplasty patients..// Plast. Reconstr Surg., 2005 – 116 – p. 1894–1899

     

    17. Denoel C., Ismael A.M.F., Garson S., Sinna R., Debrun A., Bianco G., Mahaudens Ph., Vanvijk R. Idiopatic scolosis and breast asymmetry.// J. Plast. Reconstract. Aesthet. Surg., 2009 – Vol. 62 – p. 1303-1308

     

    18. Dionyssopoulos A., The non-perfect results of breast implants.//Ann Chir Plast Esthet. 2005 -  Vol. 50 – p. 534-43.

     

    19. Edstrom LE, Robson MC, Wright JK . A method for the evaluation of minor degrees of breast asymmetry.// Plast Reconstr. Surg., 1977 – Vol. 60 – p. 812–814

     

    20. Elsahy N.I.  Correction of asymmetries of the breasts. //Plast. Reconstr. Surg., 1976 – Vol. 57 – 700

     

        21.  Fonkalsrud E.W. Management of pectus chest deformities in female patients. //The American Journal of Surgery, 2004, Vol.187, p. 192–197

     

    22. Hodgkinson D.J,  The management of anterior chest wall deformity in patients presenting for breast augmentation. // Plast. Reconstr. Surg. 2002 -  Vol.109 – p. 1714-23.

     

    23. Kovacs L., Eder M., Hollweck R., Zimmermann A., Settles M., Schneider A., Endlich M., Mueller A., Schwenzer-Zimmerer K., Papadopulos N.A., Biemer E.  Comparison between breast volume measurement using 3D surface imaging and classical techniques. //Breast. 2007 – 16 – p. 137–145

     

    24. Kuzbari R., Deutingen M., Todoroff B.P., Schneider B., Freilinger G. Surgical treatment of developmental asymmetry of the breast.// Scand. J. Plast. Raconstr. Surg. Hand Surg., 1993 – Vol. 27 – p. 203-207

     

    25. Marconi F., Gallucci A., Marra M.  Idiopathic unilateral hypoplasia of the breast. //Minerva Chir. 1994 – Vol. 49 – p. 971–975

     

    26.  Molik K.A., Engum S.A., Rescorla F.J., et al. Pectus excavatum repair. Experience with standard and minimal invasive techniques. //J Pediatr Surg., 2001 -  Vol.36 - p. 324328

     

    28. Nahai F. The art of aesthetic surgery. //Missouri, St.Louis:Quality Medical Publishing, 2005 - p. 2046–2074.

     

    29.Normelli H.,  Sevastik J., Ljung G., Jonsson-Soderstrom A.M. The symmetry of the breasts in normal and scoliotic girls. //Spine. 1986 -  Vol.11 – p.749-52.

     

    30. Novaković M., Lukač M., Kozarski J., Stepić N. , Djordjević B. , Vulović D., Rajović M., Milev B., Milićević S. Principles of surgical treatment of congenital, developmental and acquired female breast asymmetries.// Vojnonosanitetski Pregled , 2010 - Vol. 67 – p. 313-320

     

    31.  Park H.J., Lee S.Y., Lee C.S., Woum K., Lee k. The Nuss procedure for pectum excavatum: evolution of technics and early results.// Ann. Thorac. Surg., 2004, - Vol. 77- p. 279-295

     

    32. Rees T.D., Gay C.L., Coburn R.J. The use of inflatable breast implants.// Plast. Reconstr. Surg., 1973 – Vol.52 – p. 609-615

     

    33. Rohrich R.J., Hartley W., Brown S. Incidence of breast and chest wall asymmetry in breast augmentation: a retrospective analysis of 100 patients.// Plast. Reconstr. Surg., 2005 – Vol. 111 – p. 1513–1519

     

    34. Sadove A.M., Van Aalst J.A. Congenital and acquired pediatric breast anomalies.// Plast. And Reconstr. Surgery, 2005 – Vol. 1 – p. 1039-1050

     

    35. Sanders S.R., Frequently unrecognized causes of breast asymmetry.// Plast. Reconstr. Surg. 2004 – Vol. 113 – p. 448-449

     

    36. Simon B.E., Hoffman S., Khan S. Treatment of asymmetry of the breast.// Clinicd in Plastic Surgery, 1975 – Vol.2 – p. 375-389

     

    37. Tebbetts, J. B. The greatest myths in breast augmentation. //Plast. Reconstr. Surg., 2001, Vol.107, p. 1895-1891

     

    38. Tsai F.C.,  Hsieh M., Liao C.K.,  Wu S.T. Correlation Between Scoliosis and Breast Asymmetries in WomenUndergoing Augmentation Mammaplasty.// Aesth. Plast .Surg. 2010 – 34 – p. 374–380 [26

     

    39. Urschel H.C., Poland syndrome.// Semin Thorac Cardiovasc Surg, 2009 -  Vol.21 - p.89-94

     

    40. Van Aalst J., Phillips J. D., Sadove A.M. Pediatric Chest Wall and Breast Deformities. // PRS Journal, 2008 -  Vol. 124- 1S, p. 38e-49e

     

    41. Vandenbussche F., Asymmeries of the breast: classification system.// Aestetic  Plast. Surg., 1983 – Vol.7 – p. 139-144

     

    42.  Wiedemann H.-R., Burgio G.R., Aldenhoff P. et al. The Proteus syndrome: partial gigantism of the hands and/or feet, nevi, hemihypertrophy, subcutaneous tumors, macrocephaly or other skull anomalies and possible accelerated growth and visceral affections. Eur J Pediat 1983; 140: 5-12

     

    43. Williams A.M., Crabbe D.C. Pectus deformities of the anterior chest wall. Paediatric Respiratiry Reviews. 2003 -  Vol. 4 -  p. 237–242

     

    44. Wolter N.P.,  Lorenz S., Neuhann-Lorenz C. Aesthetic breast augmentation and thoracic deformities. // Aesth Plast Surg. 2010 - Vol.34 -  p. 612–616

     

     


    Наши хирурги
    • Ученая степень: доктор медицинских наук, профессор, член-корр.РАН
    • личная карточка

    Решетов Игорь Владимирович

    Отдаленные результаты увеличивающей контурной пластики нижних конечностей

    Эндопротезирование и липофилинг являются наиболее часто используемыми методиками увеличивающей контурной пластики нижних конечностей. Широко используемый до недавнего времени, для тех же целей, небиодеградируемый безоболочечный имплантат на основе полиакриламидного геля (ПААГ), продемонстрировал свою несостоятельность, а методика порочность. В нашей клинике, начав одними из первых выполнять эндопротезирование мягких тканей нижних конечностей, накоплен большой опыт выполнения данных операций. В основу данной работы положен анализ отдаленных результатов хирургической увеличивающей контурной пластики нижних конечностей пациентов при помощи эндопротезирования оболочечными эндопротезами и липофилингом, сочетания данных методик, а также лечение и коррекция дефектов нижних конечностей у пациентов с «полиакриламидным синдромом».

    узнать подробности »
    Содержание:


    Отзывы
    Ева

    Хочу лично выразить благодарность пластическому хирургу Истранову Андрею Леонидовичу! Я безмерно благодарна Андрею Леонидовичу не только за высочайший профессионализм и его поистине золотые руки, а ещё и за человечность, весёлый и добрый нрав. Вы сделали меня счастливой! Спасибо Вам огромное за все! Так же, хотелось выразить благодарность всему персоналу отделения реконструктивной и пластической хирургии УКБ №1. 

    Все отзывы »
    аКТУАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

    Липофилинг Липофилинг( пересадка собственной жировой ткани).

    Подробнее »