восстановительная
хирургия
эстетическая
хирургия


Индекс научного цитирования


    Авторы:
    • Н.О.Миланов Акад. РАМН, проф., д-р мед. наук, ГУ Российский научный центр хирургии
      им. акад. Б.В. Петровского РАМН
    • Л.А. ПОМЕЛОВА,
    • А.Э. ГУРВИЧ
    Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии, № 1 2009, Страницы 69-72

    «Большинству авторов важно видеть, что их работы принимают», – писал Eugene Garfield в 1955 г. в статье «Индексы цитирования в науке» [1]. Эта статья явилась первым основополагающим моментом создания современного инструмента, способствующего распространению и поиску научной периодической литературы. Практическое осуществление стало возможным благодаря уже существующей на тот момент информационной системе Current Contents. Первые компьютеры позволили Current Contents выходить каждую неделю с указателем названий статей и списком адресов авторов. И все же успех научного индекса цитирования (SCT) основывается не на его первоначальной функции поиска информации, а на использовании его как инструмента для измерения научной производительности. Это стало возможным после создания его побочного продукта – отчетов о цитируемости журналов (SCI Journal Citation Reports) и его ранжированию по импакт-фактору (impactfactor) [2].
    Юджином Гарфилдом был основан Институт научной информации (Institute for Scientific Information – ISI), который опубликовал первый указатель цитирования статей, опубликованных в научных журналах.
    Уже через десять лет, в 1965 г., J. Derek de Solla Price описал связующую функцию научного индекса цитирования SCI как «сети научных статей» [3]. Динамическими эти связи стали, когда появился Интернет и появилась возможность публиковать их в режиме он-лайн. С появлением издания индекса цитирования на CD-ROM появилась возможность использовать быстрые библиографические сцепки для поиска связанной информации. В 1973 г. Henry Small опубликовал ставшую классической работу по анализу ко-цитирования, которая развилась в самоорганизующуюся систему классификации, привела к созданию атласа науки, который позже был назван Research Reviews (http://www.researchreview.co.nz/).
    Автономное индексирование цитат было представлено Giles, Lawrence and Bollacker в 1998 г. [4], и оно представляет собой автоматическую алгоритмическую выборку и группирование цитат любого научного документа. В настоящий момент наиболее известной, но молодой системой, работающей на этом принципе, является Google Scholar (http://scholar.google.com/).
    Что же такое индекс цитирования? Следует отметить, что в момент создания под словом «индекс» в большей мере понимался «указатель». В статье «Научный индекс цитирования», 1964 г., Garfield отвечает на этот вопрос так: «...это упорядоченный список цитированных статей, каждая из который сопровождается списком цитирующих статей. Цитирующая статья определяется как источник, а цитируемая – как ссылочная. Любая статья-источник может впоследствии стать ссылочной» [5]. Научный индекс цитирования и сейчас остается таким списком, но под словом «индекс» в настоящее время понимается и цифра, т.е. количество ссылок (цитат) на данную статью, что и позволяет судить о научной производительности автора группы исследователей. Более подробно о персональном индексе цитирования будет сказано ниже. Таким образом, индекс цитирования является и инструментом для широкого поиска исследователем того, что было издано по данному вопросу, и показателем оценки научной продуктивности ученого, группы или организации.
    База данных научного индекса цитирования имеет два основных назначения. Первое – определить, что опубликовал каждый автор, второе – где и как часто цитируются статьи этого автора.
    В сети Интернет представлена он-лайн электронная версия научного индекса цитирования (SCI)-Web of Science (http://www.Thomson Reuters.com/products_ services/scientific/Web_of_Science). У этого ресурса две функции: список публикаций автора может быть составлен по хронологии, по номерам журналов или по частоте цитирования. Он также позволяет найти исследователей, которые публиковались за определенный период времени. Для наглядности и визуализации литературного поиска разработана программа для составления так называмых историографов (Historiography) – топологических карт [6]. Это позволит при поиске необходимой литературы выявить важные связи между авторами статей, ранние публикации, наиболее важные для развития дальнейшей авторской работы, временную линию публикаций автора.
    Помимо этого чрезвычайно важным аспектом научного индекса цитирования является отчет о цитируемости журналов (JCR), на котором строится представление о влиятельности журнала. Однако стояла проблема сравнения крупных журналов с меньшими, но не менее значимыми, например по узким специальностям. Такие журналы могли бы не пройти в список, если бы отбор строился только на количестве цитат. По этой причине был создан импакт-фактор, или фактор влияния (impact-factor). Eugene Garfield с коллегами обнаружил, что 25 % цитат статей в литературе текущего года относились к статьям двух-трехлетней давности, и тогда было решено использовать предыдущие два года как основу для подсчета импакт-фактора текущего года. Результатом такого расчета стало среднее число цитат, приходящееся на одну опубликованную статью [6]. Так, импакт-фактор основан на двух элементах: в числителе – количество цитат в текущем году на статьи, опубликованных в данном журнале за последние два года; в знаменателе – количество статей-источников (см. выше), опубликованных за те же два года. Импакт-фактор используется как библиотеками для решения о закупке того или иного журнала, так и авторами, чтобы решить, в какое издание предоставить на рассмотрение свою статью. Как правило, журналы с более высоким импакт-фактором считаются наиболее влиятельными. Многие спорят об объективности этого показателя; так, например,S.J. Bensman утверждает, что лучшей альтернативой для оценки значимости журнала и экономической эффективности является общий двухгодичный подсчет цитат [7]. Однако C. Hoeffel пишет следующее: «Импакт-фактор – это не безупречный инструмент для измерения качества статей, но лучшего нет, и у него есть то преимущество, что он уже существует и таким образом является основой хорошей техники научной оценки» [8].
    Как указывалось выше, по персональному индексу цитируемости можно судить о научной производительности одного автора. Так, к примеру, этот индекс предоставляется корпорацией Thomson Scientific (http://in-cites.com/rsg/pcr/index.html) в составе персонального отчета цитирования, куда входит полный список статей данного автора, учтенных Thomson Scientific с 1981 г. до настоящего момента. Этот отчет содержит число ссылок на работы данного автора – это и есть персональный индекс цитируемости. Число ссылок может предоставляться по годам или за весь период в целом. Эти данные генерируются из базы данных корпорации, которых нет в свободном доступе.
    Следует отметить, что при оценке персонального индекса цитируемости (т.е. количества ссылок на работы данного автора) следует руководствоваться правилом сравнения подобного с подобным. Так, не имеет смысла сравнивать индексы и отчеты профессора, занимающегося наукой 50 лет, с большим количеством публикаций, и молодого аспиранта, опубликовавшего 4–5 статей, так же как некорректно было бы сравнивать индекс цитируемости исследователей разных сфер науки и медицины.
    Сегодня существуют и другие способы оценки цитирования. Так, Джорджем Хиршем был разработан h-индекс, который также оценивает научную производительность отдельного исследователя. Она рассчитывается также по данным Web of Science по следующему принципу.
    Учёный имеет индекс h, если h из его Np статей цитируются как минимум h раз каждая, в то время как оставшиеся (Np — h) статьи цитируются не более чем h раз каждая. Преимуществом этого показателя является то, что помимо общего числа статей и цитат в нем присутствует некоторое указание на число много цитируемых статей.
    Участники проекта scientific.ru в настоящее время составляют списки по индексу цитируемости российских ученых на основе данных Института научной информации (ISI). Конечно, ряд значимых российских научных и медицинских журналов входит в базы данных Web of Science и др., однако далеко не все, существенным также остается языковой барьер, и это в сочетании с другими факторами привело к тому, что в России с 2005 г. создается Российский индекс научного цитирования (РИНЦ). Базы данных для проекта в России начали создаваться еще в1990-х, когда Российский фонд фундаментальных исследований начал накапливать электронную базу данных на основе электронных версий Web of Science [9]. Была создана Научная электронная библиотека (library.RU), с 1998 г. она предоставляла доступ к зарубежным журналам. В рамках федеральной целевой научно-технической программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники» в 2005 г. Научная электронная библиотека выиграла конкурс на «разработку системы статистического анализа российской науки на основе данных Российского индекса цитирования» [11]. Так, можно видеть, как быстро развивается проект: в начале 2006 г. количество российских научных журналов составляло 263 [10]; согласно данным, опубликованным на сайте Научной электронной библиотеки, сейчас число российских журналов – 5038.
    Несмотря на это, ведутся дискуссии о целесообразности и необходимости создания национального, относительно изолированного, индекса цитирования. Основной аргумент в пользу создания РИНЦ состоит в том, что слишком мало российских научных журналов представлено в международных базах данных. Так, например, в ресурсе Journal Citation Reports в 2007 г. заносилась информация лишь о 109 российских научных журналах, тогда как в списках Высшей аттестационной комиссии значилось более 1100 научных изданий [12]. Со схожей проблемой столкнулись и в Китае, Тайване, где, как и в России, основной причиной малой международной представленности журналов является языковой барьер. Так, в Китае созданы два индекса – Chinese Science Citation Database и Сhina Scientific and Technical Papers and Citations. Эти базы данных успешно функционируют, и опыт по их созданию используется для разработки РИНЦ. При этом руководители проекта создания РИНЦ говорят
    [13] о том, что поддерживают возможное стремление российских журналов к переводу журналов или библиографических описаний на английский язык. Однако сложно ответить на вопрос: какое отношение это имеет к научному уровню журнала, к качеству публикуемых в нем статей? [13].
    Из этого следует следующая предпосылка создания РИНЦ – сложность использования зарубежных баз данных для статистического анализа и отсутствие полноценного поиска по российским журналам, включая и их оглавления, и полные тексты [14].
    Еще одной причиной создания национального российского индекса является стремление стимулировать редакции журналов поднимать качество, а таким образом – и цитируемость статей [12]. Это станет возможным на основе того, что ожидается, что включение в РИНЦ станет прямым свидетельством достаточного академического уровня, престижа журнала. Этот факт может в будущем стать достаточным аргументом для включения издания в международные базы данных. Так, в Китае представленность журналов в международных базах возросла с 31 до 70 за последние несколько лет существования национальных индексов [12].
    При этом из-за того, что база данных российских публикаций на настоящий момент довольно короткая, встает вопрос о полноте учета цитирования и оценки научного вклада ученого или организации. Так, если ссылки статей и на статьи, вышедшие в то время, когда РИНЦ уже существовал, учитываются полностью, то статьи предыдущих годов – лишь частично [9], а возможно, что в прошлые годы та или иная группа более активно публиковалась и уже внесла вклад в развитие научного вопроса. Однако ведь и международные индексы тоже имели начало, прежде чем стали охватывать большую часть научного процесса, и вопрос полноты охвата – это вопрос времени.
    Уже на данном этапе были выявлены сложности в разработке РИНЦ по сравнению с ситуацией на Западе [9]. Во-первых, большое количество западных журналов выходит в одном издательстве, а российские издательства выпускают в основном 1–3 журнала, поэтому разработчикам РИНЦ приходится заключать договоры примерно с 700 издательствами. Во-вторых, в настоящий момент подавляющее большинство иностранных научных журналов, в отличие от российских, имеют электронные версии в Интернете, тогда как при составлении РИНЦ приходится обрабатывать печатные версии, при этом процесс обработки значительно замедляется. В-третьих, пока не все редакции успевают следовать требованиям к оформлению статьей, в том числе и к пристатейным спискам литературы, и при занесении таких статей в базу данных необходимо вручную находить ссылки [9].
    Однако следует отметить: само создание национального индекса цитирования в России и все более полный охват изданий отражают уровень развития научной культуры [14], и особенно важно, что руководители проекта готовы оказать поддержку в модернизации изданий, переводу их в электронный формат [10], а это, безусловно, ускорит развитие проекта.

    ЛИТЕРАТУРА

     

    1. Garfield, E. Citation Indexes for Science: a new dimension in documentation through association of ideas / E. Garfield // Science. – 1955. – Vol. 122. – P. 108–111.
    2. Garfield, E. The evolution of the Science Citation Index /E. Garfield // International Microbiology. – 2007. – Vol. 10. – P. 65–69.
    3. Derek, J. Networks of scientific papers / J. Derek, de Soiia Price // Science. – 1965. – P. 510–515.
    4. Giles, C. CiteSeer: An automatic citation indexing system /C. Giles, K.D. Bollacker; S. Lawrence // Digital Libraries 98: Third ACM Conference on Digital Libraries / I. Witten, R. Akscyn and F. Shipmann III (Eds.). – 1998. – P. 89–98. http w.it-uni.sdu.dk/ mmp/Library/BollackerEtAlCiteSeer99.pdf (20/10/2000)
    5. 5. Garfield, E. Science Citation Index-A New Dimension in Indexing / E.Garfield // Science. – 1964. – Vol. 144. – № 3619. – P. 649–654.
    6. Garfield, E. The evolution of the Science Citation Index / E. Garfield // Int Microbial. – 2007. – Vol. 10. – № 1. – P. 65–69.
    7. Bensman, S.J. Scientific Technical Serials Holdings Optimization in an Inefficient Market : A LSU Serials Redesign Project Exercise / S.J. Bensman, S.J. Wilder // Library Resources and Technical Services. – 1998. – Vol. 42. – P. 147–242.
    8. Ноеffel, C.J. Impact Factors (letter) / C.J. Ноеffel // Allergy. – 1998. – Vol. 53. – P. 1225.
    9. Резюме семинара «Индексы раздора» портала «Полит. ру» http://www.polit.ru/author/2008/11/07/seminar.html (07/11/2008).
    10. Петрова, С.В. Российская научная периодика: от печати до online (итоги исследования готовности российских изданий к переходу от традиционных печатных журналов к электронным версиям выпусков) / С.В. Петрова // Educational Technology & Society. – 2006. – Vol. 9 (3). – ISSN 1436-4522.
    11. Конкурсы Минобрнауки России, лот 2005-РИ-22.0/001, Информационная система, Федеральное государственное учреждение «Государственный научно-исследовательский институт информационных технологий и телекоммуникаций», 2005.
    12. Писляков, В.В. Зачем создавать национальные индексы цитирования? / В.В. Писляков // Научные и технические библиотеки. – 2007. – № 2. – C. 66–68.
    13. Статья авторов проекта РИНЦ «Российский индекс научного цитирования» на сайте Научной электронной библиотеки.
    14. Козлова, И.В. Индекс научного цитирования и импактфактор издания – инструмент оценки труда исследователя / И.В. Козлова // Строительные материалы. – 2007. – Декабрь. – C. 60.
    15. Писляков, В.В. Российский индекс научного цитирования: прогнозируемое влияние на отечественную науку / В.В. Писляков // Инновационные библиотечные технологии для образования, науки и культуры. Мандельштамовские чтения : мат. объединенной научн.-практ. конф. 18–22 сентября 2006 г. Владивосток : ВГУЭС, 2006. – С. 13–15.
    16. Prerequisites for the creation of the Russian science citation index.

     

    Ключевые слова: Российский индекс научного цитирования, ссылка, научная производительность, импакт-фактор.


    Key words: Russian science citation index, reference, research productivity, impact factor.


    Наши хирурги

    Истранов Андрей Леонидович

    Пластическая хирургия урогенитальной области у мужчин – история, современное состояние и тенденции развития. Часть 2.

    Представленная статья является продолжением литературного обзора, посвященного пластической хирургии органов урогенитальной области у мужчин. Во второй части рассмотрен вопрос реконструкции уретры у различных клинических групп пациентов. Освещены различные микрохирургические методики уретропластики и их модификации, а также произведен анализ послеоперационных результатов и частоты осложнений. Отобрано 54 наиболее релевантных теме источника с 1980 г. по декабрь 2011г.

    узнать подробности »
    Отзывы
    Трефилов.

    Выражаю глубочайшую благодарность доктору Старцевой О.И. за то, что она терпела меня целых девять дней и ни разу не обматерила и при этом лечила, любила и спать уложила. А так же старшей медсестре Светлане или просто Светочке за все, что она для меня сделала, обязуюсь отблагодарить лучший персонал по всем правилам джентльменства. Огромное спасибо медсестричке Мариночке за ее доброту и ласку. А так же желаю удачного и быстрого карьерного роста врачам Георгию, фотографу Дмитрию, а так же Андрею Леонидовичу и лично моему лечащему врачу Ольге Юрьевне. А так же спасибо судьбе за то свела меня с профессором Адамяном Р.Т.

     

    Желаю всему перечисленному персоналу, дамам. Огромного женского счастья, и всем наикрепчайшего здоровья. С любовью к Светочке ваш Трефилов.

    Все отзывы »
    аКТУАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

    Липосакция Целью липосакции является изменение контуров тела, и лишь в исключительных случаях она может применяться как вспомогательный метод при коррекции веса. В нашей практике мы используем два вида липосакции механическую (традиционную) и ультразвуковую. Механическая (традиционная) липосакция – способ удаления подкожной и субфасциальной жировой ткани после механического разрушения с помощью канюли.

    Подробнее »