восстановительная
хирургия
эстетическая
хирургия


Пластическое закрытие дефектов мягких тканей головы и шеи. Микрохирургия и экспандерная дерматензия


    Авторы:
    • Е.И. ТРОФИМОВ Проф., д-р мед. наук, ГУ Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского РАМН
    • Д.М. БЖАССО ГУ Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского РАМН
    Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии, № 1 2008, Страницы 32-39

     

    Введение

    Проблема восстановления обширных дефектов мягких тканей головы и шеи, несмотря на свою более чем 1000 летнюю историю, еще далека от идеально го решения, хотя за последние десятилетия разрабо таны качественно новые методы.

     

    В арсенале хирургов на сегодняшний день имеются различные способы замещения мягкотканевых де фектов области головы и шеи, каждый из которых на делен как положительными, так и отрицательными сторонами.

     

    В настоящее время для замещения дефектов тка ней головы и шеи успешно применяются следующие методы:

    • микрохирургическая аутотрансплантация ком плексов тканей,
    • перемещение лоскутов на ножке,
    • местная пластика в различных сочетаниях,
    • ауто и аллотрансплантация неваскуляризирован ных тканей,
    • экспандерная дерматензия,
    • протезирование. 

     

    При выборе метода пластического замещения де фекта большинство хирургов исходят из следующих положений:

    • эффективность,
    • минимальная дополнительная травматичность,
    • краткосрочность,
    • техническая простота в применении.


    Выполнив в клинике первую микрохирургическую аутопластику дефектов головы и лица большим сальником и паховым лоскутом, McLean, Buncke (1977) и Harii, Ohmori (1972) открыли новую эру в пластической и реконструктивной хирургии головы и шеи. Развитие технологии микрохирургической аутотрансплантации комплексов тканей привнесло почти безграничные возможности получения пла стического материала (в настоящее время описано более 100 донорских зон, и их количество постоян но растет) и замещения практически любого дефек та ткани васкуляризированным аутотранспланта том. Прибавив к этому преимущества микрохирур гической аутотрансплантации перед другими мето дами восстановления тканей: одноэтапность опера ции, независимость от кровообращения в реципи ентной зоне, устойчивость к инфекции, отсутствие необходимости в длительной фиксации, отсутствие открытой раневой поверхности, меньшее повреж дение донорской области и большие пластические возможности, чем при местно пластических опера циях, становится понятным, что значение метода трудно переоценить [7].


    В 1957 г. впервые С. Neumann изобрел и применил резиновый баллон для растяжения кожи. Спустя поч ти 20 лет, в 1976 г. C. Radovan сообщил о новом мето де наращивания кожи, названном впоследствии экспандерной дерматензией [10, 11]. Преимущества тканевой дерматензии с применением экспандера у детей, по мнению R. Rivera заключается в следую щем: техническая простота и скорость выполнения самой методики, возможность использования родст венных донорскому участку тканей, сохранение вас куляризации и иннервации в растянутом экспанде ром лоскуте с минимальной травматизацией приле жащих тканей. D. Hudson утверждает, что данная ме тодика не требует сложных приспособлений, одно временно позволяет добиться значительного растя жения кожных лоскутов и обеспечивает полноценным пластическим материалом в различных анатомиче ских областях при замещении дефектов различной этиологии [9, 13].


    На сегодняшний день разработанная технология дает возможность создания избытка кожи для ре конструкции различных областей тела, имеющих дефекты и деформации, что расширяет показания к местно пластическим операциям [2, 5]. Избыток полнослойной растянутой кожи, полученный в ре зультате помещения под кожу экспандера и после дующего порционного заполнения его физиологи ческим раствором, ведет к перестройке коллагено вых волокон дермы, что, в свою очередь, устраняет сократимость кожи, производит увеличение площа ди кожного покрова. «Искусственно» созданный из быток полнослойной растянутой кожи дает возмож ность устранить близлежащие дефекты с последую щей местной пластикой без дефицита кожи в до норской области [1, 3].


    В группу дефектов мягких тканей головы и шеи вхо дят как посттравматические, послеожоговые пораже ния, так и патология в виде алопеции волосистой час ти головы врожденного и приобретенного характера, дефекты, возникающие после лучевой терапии зло качественных новообразований челюстно лицевой области, гигантские пигментные невусы врожденного генеза, гемангиомы [4, 6].


    До недавнего времени единственным способом устранения рубцовых алопеций был метод ауто или аллотрансплантации волос и местно пластические операции, что позволяло в различных вариантах уст ранять дефекты, небольшие по площади. При обшир ных травматических дефектах волосистой части голо вы использовали метод аутодермопластики, фила товский стебель. С появлением и широким внедрени ем в практику микрохирургической техники и метода микрохирургической аутотрансплантации тканей, появились практически неограниченные возможно сти в хирургическом лечении обширных деформаций мягких тканей головы и шеи. Наиболее распростра ненными аутотрансплантатами для закрытия дефек тов мягких тканей данной области являются: большой сальник, лучевой кожно фасциальный, лопаточный, торакодорсальный лоскуты [8].


    При выполнении пластических операций на лице не обходима кожа, аналогичная и близкая по цвету тек стуре, толщине, эластичности, какой является кожа близлежащих областей. Поэтому основная задача со стоит в том, чтобы без повреждения донорской облас ти обеспечить полное восстановление тканей в облас ти дефекта схожих по всем названным выше парамет рам. Применение метода экспандерной дерматензии позволяет решить эту задачу [12].

     

    Материалы и методы

    В отделе восстановительной хирургии и микрохи рургии ГУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН были прооперированы 112 пациентов с применением мето да микрохирургической аутотрансплантации тканей и экспандерной дерматензии. Метод микрохирургиче ской аутотрансплантации тканей для закрытия обшир ных дефектов мягких тканей головы и шеи использо вали у 98 человек (50 мужчин и 48 женщин), в возрас те от 3 до 65 лет. Для устранения дефектов были ис пользованы следующие виды и типы реваскуляри зованных аутотрансплантатов: лучевой – 38 (38,7 %), торакодорсальный – 21 (21,4 %), пахово подвздош ный – 12 (12,2 %), лопаточный – 10 (10,2 %), большой сальник – 9 (9,1 %), лоскут с тыла стопы – 4 (4,09 %), зубчатая мышца – 1 (1,02 %), дельтовидный – 1 (1,02 %), нежная мышца бедра – 1 (1,02 %), прямая мышца живота – 1 (1,02 %).


    Метод экспандерной дерматензии применяется в отделе с 1997 г., оперированы 14 пациентов (5 муж чин и 9 женщин) с различными дефектами мягких тка ней головы и шеи, возраст пациентов был от 4 до 47 лет. У всех пациентов для дерматензии мы исполь зовали полулунные и круглые высокопрофильные экспандеры с выносным портом фирм Mentor и Eurosilicone, объемом 100–600 сс.
    Характер дефекта представлен следующим обра зом: послеожоговые посттравматические дефекты (40 %), алопеция различного генеза (30 %), рециди вирующая базалиома (10 %), врожденный пигмент ный невус (20 %).

    Причиной развития рубцовой алопеции были в ос новном последствия электротравм, в одном случае – базалиома, врожденный пигментный невус – в двух наблюдениях, дерматофиброма – в одном случае, алопеция врожденной этиологии – в двух наблюдени ях. В 7 наблюдениях дефекты покровных тканей были обширные, площадь которых составила 50–180 см2, и занимала от 9,8 до 39,2 % общей площади волоси стой части головы.

    Выбор объема, формы и количества экспандеров зависел от абсолютной величины площади алопеции или дефекта. В одном наблюдении мы имплантирова ли одномоментно два экспандера (300 мл + 400 мл),  при площади дефекта 160 см2. Во всех остальных на блюдениях применяли один экспандер объемом от 100 до 600 мл при площади дефектов от 40 до 90 см2.
    На первом этапе экспандеры имплантировали че рез один разрез длиной 5–7 см на границе волоси стой части головы, экспандер помещали под кожу следующих областей: теменно височную, теменно затылочную, околоушную, лобно теменно височ ную, теменную, лобную, а также в одном случае – в область щеки. С целью облегчения препаровки и вазоконстрикции область формируемого ложа предварительно инфильтрировали физиологиче ским раствором с раствором лидокаина и адрена лина в соотношении (1:200000). Ложе для экспанде ра формировали тупым и острым путем с отслойкой кожи волосистой части головы. Выносной порт экс пандера размещали отдельно на 3–4 см вне ложа экспандера.

    Интраоперационно в экспандер вводили от 30,0 до 50,0 мл раствора натрия хлорида 0,9 % с целью рас правления экспандера. В послеоперационном перио де проводили обезболивающую терапию, антибиоти котерапию. Швы снимали на 10–12 е сутки после операции. Начиная с 13 х суток после операции, за полнение экспандера проводили порционно, с интен сивностью 2–3 раза в неделю в среднем по 30–50 мл 0,9 % раствора натрия хлорида, в зависимости от объема экспандера и локализации.

    Второй этап операции выполняли после заполне ния экспандера с экспозицией до 7–10 дней. Иссека ли рубцы, извлекали экспандер с выносным портом, удаляли фиброзную капсулу и уже из растянутой кожи формировали лоскут необходимой формы и смещали его на область дефекта без натяжения, фиксируя к краям дефекта. Интраоперационно проводили анти биотикотерапию, как и на первом этапе, с целью про филактики инфекции. В послеоперационном периоде также проводили антибиотикотерапию. Швы снимали на 10–13 е сутки после операции.

    Интервал между первой и второй операцией со ставлял от 26 до 76 дней.

    Клиническое наблюдение 1. Пациентка Г., 4 года, по ступила в отделение восстановительной микрохирургии ГУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН с жалобами на нали чие обширного врожденного пигментного невуса в области волосистой части головы.
    При поступлении в правой височно теменно затылочной области с переходом на правую ушную раковину и заушную область визуализируется обширный участок темно корич невого цвета, лишенный волосяного покрова.

    Из анамнеза: у пациентки обширный пигментный невус височно теменно затылочной области волосистой части го ловы с рождения, пациентка являлась жертвой катастрофы на Чернобыльской АЭС, в 1994 г. пациентке за границей бы ла выполнена операция – удаление врожденного невуса (рис. 1, а,б).
    Первым этапом выполнена установка тканевого экспанде ра с встроенным портом под кожу теменно затылочной об ласти, экспандер объемом 600 мл, форма экспандера в ви де круасана с целью проведения экспандерной дерматен зии. Послеоперационное течение гладкое, швы сняты на 12 е сутки после операции. Проведен курс антибиотикотерапии. Экспандерная дерматензия проводилась в течение 2 мес. Вводили физиологический раствор с интервалом через су тки, объем вводимого раствора в порт экспандера в сред нем составлял 20 мл (рис. 1, в, г).
    Вторым этапом удален тканевый экспандер, иссечен не вус, пластика волосонесущим растянутым кожным лоску том. Послеоперационное течение гладкое, проведен курс антибиотикотерапии, швы сняты на 14 е сутки после опера ции, заживление первичным натяжением, дефект полностью устранен (рис. 1, д–з).

    Клиническое наблюдение 2. Пациент Р., 24 года, посту пил в отделение восстановительной микрохирургии ГУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН с жалобами на наличие участка алопеции в левой теменной области.

    Из анамнеза: ожог электрическим током получил в 8 летнем возрасте (случайно схватился за электрический провод); вход: правая кисть, выход: левая теменная об ласть. После ожога образовался дефект мягких тканей тыльной поверхности правой кисти, сгибательная кон трактура II–V пальцев, дефект срединного нерва, алопе ция левой теменной области. В январе 1990 г. выполнена операция: закрытие дефекта правой кисти лоскутом с ты ла стопы. При поступлении в левой теменной области ви зуализируется участок алопеции 9х8,5см, края ровные, кожные покровы тонкие со следами рубцово измененных тканей (рис. 2, а).

    С целью закрытия участка алопеции под кожу теменной области с противоположной стороны был установлен экс пандер со встроенным портом, объемом 400 сс, форма – круасан. Интраоперационно в порт экспандера введено 30 мл физиологического раствора (рис. 2, б).

    Начиная с 15 х суток после операции, в порт экспандера вводили по 30–40 мл 0,9 % физиологического раствора с промежутком в 1–2 дня. Всего в экспандер было введено 400 мл 0,9 % физиологического раствора (рис. 2, в–д).

    На втором этапе выполнено: иссечение участка алопеции, удаление экспандера, пластика местными тканями (рис. 2, е, ж). Послеоперационное течение гладкое, швы сняты на 12 е сутки после операции. Таким образом, полный курс ле чения алопеции составил 85 дней. Эстетический результат в результате проведенного хирургического лечения считаем хорошим (рис. 2, з, и).
    Клиническое наблюдение 3. Пациентка Б., 20 лет, посту пила в отделение восстановительной и реконструктивной мик рохирургии ГУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН с диаг нозом: врожденное недоразвитие правой половины нижней челюсти и правой ушной раковины. Состояние после реконст рукции правой половины нижней челюсти ауторебром.
    В 1993 г. в Запорожье была выполнена операция: устране ние дефекта твердого неба.


     
    Рис. 1. Пациентка Г., 4 г. Обширный врожденный пигментный невус кожи головы а – при поступлении в стационар; б – обширный участок, лишенный волосяного покрова в правой височно теменно затылоч ной области с переходом на правую ушную раковину и заушную область; в – промежуточный этап перед выполнением второ го этапа экспандерной дерматензии; г – завершенная экспансия волосонесущей кожи головы; д – второй этап: удаление тка невого экспандера; е – пациентка через 1,5 мес после операции; ж – отдаленный результат: пациентка через 10 лет после опе рации; з – обширный дефект укрыт экспансированной волосонесущей кожей Fig. 1. Patient G., aged 4 years. Large congenital skin nevus on the head a – patient view on admission; b – large hairless area in the right temporoparietoocipital region extending to the right auricle and pos totically; c – intermediate stage prior to the second step of expander dermatension; d – completed scalp expansion; e – second step: removal of the tissue expander; f – patient 1,5 months after surgery; g – long term follow up result of surgery: the same patient 10 years postoperatively; h – large defect is closed with expanded hair bearing skin





     
    Рис. 2. Пациент Р., 24 г. Посттравматическая алопеция левой теменной области а – пациент при поступлении в стационар; б – первый этап: установка тканевого экспандера; в–д – завершенная экспансия во лосонесущей кожи головы; е – второй этап: иссечение участка алопеции; ж – второй этап: удаление тканевого экспандера; з, и – через 1,5 мес после операции Fig. 2. Patient P., aged 24 years. Post traumatic alopecia of the left parietal region a – patient view on admission; b – the first step: placement of the tissue expander; c–e – completed scalp expansion; f – the second step: dissection of the alopecia affected area; g – second step: removal of the tissue expander; h, j – patient 1,5 months after surgery

     




    Рис. 3. Пациентка Б., 20 лет. Врожденное недоразвитие правой половины нижней челюсти и правой ушной раковины а, б – пациентка при поступлении; в – аутотрансплантат зубчатой мышцы, сосудистая ножка выделена на держалке на протя жении 8 см; г – аутотрансплантат правой зубчатой мышцы помещен в область дефекта мягких тканей лица; д, е – пациентка че рез 1,5 мес после операции Fig. 3. Patient B, aged 20 years. Congenital hypoplasia of the right mandible and the right auricle a, b – patient view on admission; c – musculus serratus autograft: a 8 cm long segment of the vascular pedicle is exposed on the retrac tor; d – the musculus serratus autograft is placed onto the facial soft tissue defect; e – patient 1,5 months after surgery

     



    Рис. 4. Пациент Б., 23 г. Послеожоговый дефект области лба справа а – пациент при поступлении; б – на операционном столе с разметкой предполагаемого дефекта и хода сосудистой ножки; в – после устранения дефекта лобной области свободным реваскуляризированным кожно фасциальным лучевым аутотранс плантатом; г – через 1 мес после операции Fig. 4. Patient B., aged 23 years. Post burn defect on the right side of the forehead a – patient view on admission; b – patient on the operating table; preoperative marking of the putative defect and the vascular pedicle; c – forehead defect corrected with a free revasularized fascio cutaneous radial free autograft; d – patient 1 month after surgery


    В 2000 г. в там же выполнена операция по устранению де фекта тела и ветви нижней челюсти справа ауторебром, по сле чего образовался свищ, и пациентка была оперирована 3 раза с 2000 по 2001 гг.
    При поступлении: лицо асимметрично, имеется западе ние в области тела и ветви нижней челюсти справа. Откры вание рта ограничено из за отсутствия движений в области правого височно нижнечелюстного сустава. Рубцы в облас ти лица и правой ушной раковины. Правая ушная раковина деформирована, недоразвита (рис. 3, а, б).


    Пациентке выполнена операция контурной пластики пра вой половины лица свободным реваскуляризированным ау тотрансплантатом зубчатой мышцы справа (рис. 3, в, г).
    Послеоперационное течение без особенностей. Проведена антибиотикотерапия интраоперационно и в послеоперацион ном периоде. Швы сняты на 13 е сутки после операции. Полу чено полное приживление аутотрансплантата (рис. 3, д, е).

    Клиническое наблюдение 4. Пациент Б., 23 года, поступил в отдел восстановительной и реконструктивной микрохирургии с диагнозом: послеожоговый дефект лобной области головы.
    Из анамнеза: в 1988 г. получил термический ожог лица, го ловы. Проходил лечение в ожоговом отделении ГКБ во Вла димире. После лечение в лобной области оставалась неза живающая рана.
    При осмотре лобной области обнаружен дефект мягких тканей, размерами 6,0х5,0 см. Дном дефекта является лоб ная кость, по краям раны грануляции (рис. 4, а).


    10.04.89. выполнена операция по иссечению язвы лобной области в пределах видимой здоровой ткани. Дефект тканей после иссечения составил 8х6,5 см. Устранение дефекта свободным реваскуляризированным кожно фасциальным лучевым аутотрансплантатом с использованием височных артерий и двух вен с наложением анастомозов с артерией и с одной из вен по типу «конец в конец», со второй веной по типу «конец в бок» (рис. 4, б, в).

    Послеоперационный период без особенностей. Полное приживление аутотрансплантата (рис. 4, г).

    Результаты и обсуждение
    У пациентов, которым был применен метод микро хирургической аутотрансплантации тканей, прижив ление составило 84,7 % – 83 наблюдения.
    В предоперационное обследование наряду с обще клиническими методами входили разнообразные специальные диагностические методики, необходи мые для выявления противопоказаний к операции и правильного ее планирования:
    – ультразвуковое допплерографическое исследо вание реципиентных сосудов; – ангиографическое исследование и ряд других ме тодов исследования.

    Мы полагаем, что первостепенное значение в ран нем послеоперационном периоде приобретает выбор объективного метода наблюдения за пересаженным аутотрансплантатом, выявление на ранних этапах и своевременная терапия возникающих осложнений.
    Течение послеоперационного периода у всех 14 па циентов, которым была выполнена экспандерная дерматензия гладкое, заживление происходило пер вичным натяжением, получен хороший окончатель ный эстетический результат. Пациентов выписывали на 11–13 е сутки после операции. При изучении отда ленных результатов (в течение 1–3 мес и более) вы явлено, что у всех пациентов растянутые кожные тка ни были в удовлетворительном состоянии. Послеопе рационные рубцы скрыты под волосяным покровом, что, на наш взгляд, в эстетическом плане приемлемо и не требует коррекции.
     
    Определенным недостатком метода является дли тельность лечения (1,5–3 мес), тем не менее это ком пенсируется хорошим эстетическим результатом. Все пациенты были довольны окончательным результатом.


    Метод экспандерной дерматензии открыл новые под ходы к замещению дефектов в реконструктивной хирур гии покровных тканей головы и шеи, являясь на сего дняшний день единственным способом, который позво ляет заместить дефект покровных тканей идентичными по своим основным параметрам. Однако применение метода экспандерной дерматензии ограничено при об ширных рубцовых деформациях в сочетании с выражен ной глубиной и шириной дефекта, наличием инфекци онного очага. В свою очередь, применение реваскуля ризованных аутотрансплантатов практически не имеет ограничений в количестве пластического материала и дает сравнительно низкий процент осложнений.
    Таким образом, при выборе того или иного метода пластики при закрытии обширных дефектов мягких тканей области головы и шеи необходимо учитывать несколько позиций:

    • площадь дефекта,
    • наличие инфекционного процесса в области де фекта,
    • состояние тканей, окружающих дефект,
    • состоятельность реципиентных и донорских сосу дов.


    Каждый из методов имеет самостоятельное значе ние: экспандерная дерматензия позволяет эффектив но ликвидировать косметические дефекты, в свою оче редь, применение метода микрохирургической ауто трансплантации тканей позволяет добиться хороших анатомических и функциональных результатов при об ширных и глубоких дефектах мягких тканей головы и шеи. Выбор того или иного метода зависит от назван ных выше факторов.

    Выводы
    С нашей точки зрения, при определении показаний к выбору метода замещения дефектов мягких тканей головы и шеи необходима комплексная оценка очага поражения и окружающих его тканей, другими слова ми, локализация, размеры, характер дефекта и его составляющие в совокупности.


    Микрохирургическая аутотрансплантация свобод ных реваскуляризируемых тканей, несомненно, зани мает свою нишу в реконструктивной хирургии, позво ляет повысить качество и улучшить результативность при наличии ряда патологических состояний области головы и шеи.


    Метод экспандерной дерматензии является веду щим в закрытии дефектов мягких тканей головы и шеи, о чем свидетельствуют хорошие эстетические результаты. Экспандерная дерматензия высокоэф фективна, и на сегодняшний день является перспек тивным способом замещения рассматриваемых де фектов, но при глубоких распространенных повреж дениях методом хирургического лечения все же оста ется микрохирургическая аутотрансплантация ком плексов тканей.


    ЛИТЕРАТУРА
    1. Адамян, А.А. Сравнительная оценка отечественных эндо экспандеров для баллонного растяжения тканей / А.А. Адамян, В.Ю. Морозов [и др.] // Анналы пластической реконструктив ной и эстетической хирургии. – 2005. – № 4. – С. 43–49.

     

    2. Аникин, Ю.В. Использование экспандерной дермотен зии для пластики посттравматических гранулирующих ран / Ю.В. Аникин, Н.Г. Кикория [и др.] // Сборник научных трудов. – М., 2004. – С. 15–16.

     

    3. Ваганова, Н.А. Устранение естественных алопеций мето дом баллонной дерматензии / Н.А. Ваганова, В.М. Гришке вич // Анналы пластической реконструктивной и эстетиче ской хирургии. – 1998. – № 3. – С. 48–49.

     

    4. Воздвиженский, С.И. Лечение детей с посттравматиче скими алопециями волосистой части головы методом экс пандерной дерматензии с использованием радиохирургии / С.И. Воздвиженский, А.В. Трусов [и др.] //Анналы пластиче ской реконструктивной и эстетической хирургии. – 2001. – № 2. – С. 56–63.

     

    5. Курбанов, У.А. Экспандерная дермотензия в хирургиче ском лечении рубцовой алопеции и травматических дефек тов волосистой части головы / У.А. Курбанов, А.А.Давлатов, Р.Г. Ашуров //Анналы пластической реконструктивной и эсте тической хирургии. – 2006. – № 2. – С. 52–57.

    6. Менабде, Г.Т. Опыт использования экспандеров для уст ранения мягкотканевых дефектов в области головы и шеи / Г.Т. Менабде, А.И. Неробеев // Проблемы микрохирургии. – М., 1991. – С. 30–31.

     

    7. Миланов, Н.О. Микрохирургическая аутотрансплантация тканей – направление восстановительной микрохирургии / Н.О. Миланов, Е.И.Трофимов, В.С. Крылов // Микрохирургия в России. – М., 2005. – С. 268–290.

     

    8. Решетов, И.В. Реконструкция тканей головы и шеи / И.В. Решетов, В.И. Чиссов // Пластическая и реконструктивная микрохирургия в онкологии. – М., 2001. – С. 69–78.

     

    9. Hudson, D.A. Maximizing the use of tissue expanded flaps / D.A. Hudson // Br. J. plast. surg. – 2003. – V. 56, № 8 – P. 784–790.

     

    10. Muenker, R. Various devices available for tissue expansion and clinical experience / R. Muenker // Facial plast. surg. – 1988. –
    V. 5. – P. 291–300.

     

    11. Neumann, C.G. The expansion of an area skin by progressive distention of a subcutaneous ballon / C.G. Neumann // Plast. rec. surg. – 1957. – V. 19. – P. 124–130.

     

    12. Radovan, C. Tissue expansion in soft – tissue reconstruction / C. Radovan // Plast. rec. surg. – 1984. – V. 74. – P. 482. 13. Rivera, R. Tissue expansion in pediatric patients / R. Rivera [et al.] // Clin. plast. surg. – 2005. – V. 32. – № 1. – P. 35–44.


    Наши хирурги

    Липский Константин Борисович

    Особенности хирургической тактики лечения осложнений после контурной пластики нижних конечностей полиакриламидным гелем

    Стремление женщины к достижению идеальных контуров ног с использованием возможностей пластической хирургии особенно актуально в последние десятилетия. Востребованность таких операций привела к поиску легких путей решения поставленных задач. Разнообразие областей применения полимеров привело к формированию различных видов имплантатов – эластичных, твердых, мягких и жидких. К жидким имплантатам относятся гидрогели – материалы, которые удерживают рекордное количество воды – до 95–99 %, в частности, полиакриламидный гель (ПААГ).

    узнать подробности »
    Отзывы
    Шапкина С.А., Уросова Л.В., Осколкова Ю.Ю.

    Выражаем глубочайшую благодарность медицинскому персоналу отделения восстановительной микрохирургии ГУ РНЦХ РАМН им. Б.В. Петровского за высочайший профессионализм, безупречное исполнение служебных обязанностей, исключительно внимательное и доброжелательное отношение к пациентам.

     

    Более месяца мы наблюдали за слаженной, прекрасно организованной работой этого замечательного коллектива, в чем, несомненно, есть заслуга руководства научного центра.

    Особая благодарность и бесконечная признательность нашим врачам- Зелянину А.С. и Филиппову В.В., под неусыпным наблюдением которых мы находились все это время. Они проявили себя не только как высококлассные специалисты, но и необычайно чуткие, отзывчивые люди.

     

    Необходимо отметить также работу замечательных молодых специалистов Теплюка П.А. и Назоева К.В., исключительных, внимательных, очень ответственно относящихся к своим обязанностям.

    Высочайших похвал заслуживает также работа обслуживающего персонала, медицинских сестер, точно исполняющих предписания врачей, назначения, в любую минуту готовых откликнуться на твою просьбу. Их благожелательность, «настроенность» на пациента создавали комфортную обстановку, что, безусловно, очень важно для выздоровления.

    С глубокой благодарностью, пожеланием успехов в профессиональной деятельности, научной работе, новых творческих достижений.

    Все отзывы »
    аКТУАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

    Липофилинг Липофилинг( пересадка собственной жировой ткани).

    Подробнее »