восстановительная
хирургия
эстетическая
хирургия


Увеличивающая контурная пластика нижних конечностей. (литературный обзор).


    Авторы:

    Сидоренков Дмитрий Александрович  (+79037233870)

    Краюшкин Игорь Алексеевич

    Чумпитас Полино Майкл Стивенс

     

    Учреждение: ПМГМУ им. И.М. Сеченова, кафедра пластической  хирургии  ФППО

    Введение

                За многие годы сложилась концепция красоты и привлекательности человеческого тела, в которой в ряду прочих областей, контуры ягодиц и голеней играют первостепенную роль. Эндопротезирование нижних конечностей не изменяет функцию, но значительно улучшает внешний вид ног. В мире  отмечается экспоненциальный рост увеличивающей контурной пластики нижних конечностей в течение последних двух десятилетий, особенно в США [25]. Хотя первые результаты этих процедур не были полностью удовлетворительным [27], в настоящее время используется достаточное количество  хирургических методов для улучшения контуров нижних конечностей.

      

    Использование оболочечных гелевых имплантатов.

    Ягодицы

    Первые попытки хирургическим путем улучшить форму ягодиц выполнил R.J. Bartels в 1969 [27]. С помощью грудного имплантата, установленного подкожно, выполнил коррекцию односторонней деформации, но произошел разрыв оболочки имплантата. В 1973, W.M. Cocke и G. Ricketson [37] выполнили первое успешное увеличение ягодиц с эстетической целью. Следующее наблюдение описано в 1975 году, но имплантат удален из-за инфицирования. M.Gonzalez-Ulloa [53] усовершенствовал и популяризовал эту методику, помещая имплантат над мышцу через два разрезы кожи в субъягодичных складках. Позднее, в 1991г.,  опубликовав свой десятилетний опыт.  Он был первым хирургом, занимавшимся технической разработкой линии  ягодичных имплантатов совместно с фирмой Dow Corning,  состоящей из 6 различных размеров миндалевидных имплантатов с более плотной и толстой оболочкой, которая могла противостоять 300 kg/cm2 давления.

    Позже, в 1984 году J. Robles [101] представил свою разработку ягодичных имплантатов производимых фирмой Silimed, но имеющую больше вариантов размеров, впервые сообщив о субмускулярном протезировании через срединный разрез кожи в области крестца. 10 лет спустя, J. Hidalgo [63], имплантировал круглый имплантат из твердого силикона. В 1996 году R. Vergara и M. Marcos [113]   предложили  имплантаты в форме капли. J.A. de la Pena [91] и Silimed разработали первые ягодичные имплантаты анатомической формы в 2006 году. Возникающие проблемы: капсулярная контрактура, смещение протеза были решены субмускулярной установкой протеза [36].

    Протезирование и контурная пластика ягодиц получили всеобщую популярность в течение последних 20 лет. Американская статистика показывает, что между 2002 и 2003 годов произошло 533%-ное увеличение аугментационной глютеопластики. Там также был отмечен рост в 37,3% между 2008 и 2009 годов, несмотря на экономический кризис [25].

     Для достижения оптимального результата увеличения ягодиц оценивают 3 основных компонента ягодиц: объем, форма, и качество кожи. Костная  структура таза влияет на форму ягодиц, но не поддается коррекции. Объем и форма ягодиц определяются главным образом распределением жира и  развитием мышц и эластичностью кожи.

     Понятия красоты изменяются во времени, в зависимости от этнических  взглядов. В странах Азии женщины хотят небольшие по объёму, красивые ягодицы. Европейские женщины предпочитают небольшие, спортивного типа ягодицы или округленные, полные ягодицы без расширения в области бедра. В испаноговорящих странах, женщины предпочитают полные ягодицы с умеренным объёмом по бокам. Чернокожие женщины желают увеличения объёма ягодиц и боковых поверхностей бедер. При незначительном птозе ягодиц и хорошей коже установление имплантата может поднять верхний полюс и устранить птоз. При выраженном птозе имплантат усиливает птоз. Таким пациентам показано подтягивание ягодиц или дерматолипэктомия в последующем после установки протезов. Пациентам с длинными ягодицами предпочтительнее эндопротезы овальной формы, с короткими ягодицами – круглые эндопротезы. Для протезирования мужских ягодиц, идеальными являются круглые эндопротезы.  Овальные протезы подходят для женских вытянутых ягодиц с объёмным нижним полюсом. Необходимо, определить отношение высоты к ширине ягодицы. Использование сайзеров облегчает выбор эндопротеза. При достаточной выраженности мягких тканей рекомендуется подфасциальное расположение, у худых пациенток или у мужчин - подмышечное расположение. Пациенткам с низкими ягодицами показано более низкое расположение имплантата, что при подмышечном расположении может привести к повреждению седалищного нерва. Этим пациенткам показано под фасциальное эндопротезирование [104]. Ряд авторов предпочитают  внутримышечное расположение протезов овальной формы [31, 32, 113].

     

    Бедра

    Эндопротезирование бедер выполняется крайне редко, в связи с чем анализ единичных случаев положен в основу публикаций по данной теме. В 2005 году J. Anger на примере 3-х пациентов описал методику увеличения объема мягких тканей бедер путем установки силиконовых эндопротезов [23]. Суть операции сводилась к использованию силиконовых имплантатов голеней, которые помещались в пространство между тонкой и большой приводящей мышцами, для контурной коррекции медиальной поверхности бедер. В 2006 году была опубликована отечественная работа [7] в основу которой положен опыт применения методики, предложенной J. Anger, на 2-х пациентах.

      

    Голени

    Контур голени определяется развитием камбаловидной и икроножной мышц, длиной и пространственной ориентацией костного остова, распределением подкожной жировой клетчатки [93]. Идеальные пропорции голеней продемонстрировал P.S. Howard в 1991 году [66]. Он описывал расстояния от лодыжки до нижней границы икроножной мышцы, которое должно равняться расстоянию от  колена до наиболее выступающей точкой кривизны икроножной мышцы. Идеальное соотношение длины  икроножной мышцы и ее окружности - 1,6. Женщины по большей части желают увеличить только медиальную поверхность голеней. Длинный плавный изгиб как с медиальной, так и с латеральной сторон хотят получить представители обоих полов. Бодибилдеры, в частности, обращаются с пожеланием увеличить как медиальную, так и латеральную поверхности голеней [93].   Впервые увеличение голеней  выполнил L.N.Carlsen  в 1972 году, применив силиновою пену [34]. Далее J.Glikenstein в 1975 году [51] сообщил о протезировании голеней пациентам с мышечной аплазией и атрофией нижних конечностей. Оболочечные протезы, заполненные силиконом (мягкие протезы), были сигарообразной формы и устанавливались под икроножную мышцу [51]. В 1979 году L.N.Carlsen описал усовершенствованный силиконовый протез, который можно было поместить в сформированный фасциальный карман под икроножной мышцей [34]. О новом подходе к протезированию голеней в 1983 году сообщил V.Valnicek [110], установив протез подкожно и как результат – высокий процент капсулярных контрактур и смещений протезов. В 1984 году L.Von Szalay [114] применил протезы торпедообразной формы, представив свой опыт, 20 наблюдений, по их установки под фасцию голени, используя послабляющие разрезы на фасции. На своем опыте он определил, что идеальная длина окружности женской голени равна 33-36см  [114]. Об усовершенствовании техники протезирования голеней в 1989 году сообщил A.E.Aiache [22], выполнив 121 установку протеза в заранее сформированный  субфасциальный карман. Были получены удовлетворительные отдаленные результаты и незначительное количество осложнений. В дополнение B.H.Novack в 1991 году [88]  детализировал ранее предстваленную технику A.E.Aiache, применив определенную предоперационную разметку и установив пределы формирования субфасциального кармана.                                        

              Специальный диссектор для формирования субфасциального кармана был введен в практику L.Montellano [81]. В 1991 году он представивил свой опыт улучшения контура голеней при синдроме “тонких ног”, подразумевающего гипотрофию икроножных мышц и местных покровных тканей. В 2000 году Y.Felicio [47] на 100 пациентах (200 протезах) показал преимущества использования мягких силиконовых протезов (протезы Glikenstein)  по сравнению с плотными протезами, помещаемыми субфасциально.  Не было зафиксировано ни одного случая инфицирования, разрыва протеза, гематомы. Осложнения сводились к нескольким серомам, регрессировавшим в течение 15 дней.

           В защиту субмускулярного варианта установки протеза выступили в 2003 году M.A.Kalixto и R.Vergana [68]. Диссекция выполнялась в стороне от соединения двух головок икроножной мышцы, где невозможно повредить сосуды и нервы. Такой подход делает необходимым применение миорелаксантов, в виду выраженного болевого синдрома у пациентов в послеоперационном периоде. G.O.Nunez и D.P.Garcia, в 2004 году, описали метод улучшения контуров голеней с помощью протеза помещенного субпериостально в сочетании с фасциотомией [89]. В том же году, I.Niechajev заявил, что наиболее подходящий слой для установки протеза между фасцией голени и тонким эпимизиумом, покрывающим икроножную мышцу, описав свой опыт на 18 пациентах [86].

    При выраженном дефиците ткани нижней трети голени,  изолированная установка эндопротеза в область икроножной мышц приведет к эстетически неудовлетворительному результату. В связи с чем в 2003 году Gutstein предложил протез для одновременного восполнения контурного дефицита нижней трети, на ряду с увеличением икроножной области [58]. Протез выполнен из силикона, по форме представляющий собой лентикулярный протез A.E.Aiache c инфрамедиально отходящей трубчатой частью по длине от 12 до 20 см, с диаметром переходящим от 2,5 см медиально до 1,3 дистально. Располагаемой на медиальной поверхности голени от икроножной мышцы до медиального мыщелка.

    S.R.Coleman [38, 39], O.Erol [44, 45], A.Gurlek с соавторами [58] дефицит объёма, после протезирования, предложили дополнять аутожиром. O. Erol и A.Gurlek [45] опубликовали результаты использования, для  коррекции дефектов мягких тканей голени, аутотканей полученных при абдоминопластике, редукционной маммопластике, состоящих из кожи, фасции, жировой ткани, со стойким эффектом в 83%  наблюдений.

              В 2009 году R.Cuenca-Guerra [40] опубликовал результаты антропометрических исследований голеней, выделив пять типов их деформации  с возможными схемами хирургической коррекции.

           Увеличивающая контурная пластика голеней с помощью протеза не сопровождается грозными осложнениями [93], хотя был описан один случай обширного мышечного некроза после имплантации [59]. Односторонняя парестезия, была отмечена M.Dini с соавторами [41] и носила временный характер. Уровень осложнений достаточно низкий для того, чтобы рекомендовать данную технику как золотой стандарт для увеличивающей контурной пластики голеней [93].

     Использование безоболочечных имплантатов.

    C конца XIX века, с целью изменения контуров тела,  врачи экспериментировали с инъекциями различных веществ. Так, в 1899 австрийский хирург R.Gersuny первым сообщил об использовании вазелина для восполнения дефекта мошонки, ранее кастрированного пациента, по поводу туберкулезного эпидидимита. Мгновенный эффект  сподвиг его использовать вазелин для контурной коррекции тела. Суть методики заключалась в инъекционном введении нагретого до жидкого состояния препарата, с последующим затвердением в процессе охлаждения. На смену вазелину, приобретающему жидкую форму при невысокой температуре, и делающего его непригодным для контурной коррекции тела, пришёл парафин. Eckstein использовал парафин (с высокой температурой плавления, более 650С,) в коррекции контуров лица, молочных желез, наружных половых органов. Однако, использование парафина не получило широкого распространения из-за большого количества осложнений, связанных с его отторжением, но популярность этого филлера в первые 20 лет XX века оставалась на  высоком уровне [52]. Об использовании парафина в нашей стране сообщает Ф.М. Хитров [19]. Пластические хирурги пытались использовать, в качестве филлеров, акриловую губку, пенополиуритан, акрилат, слоновую кость [42, 62, 75].                                                       

             Появление каучука, а в последующем силиконовой резины, совершило прорыв в пластической хирургии [1], привело к подробному изучению данного материала [26, 98]. Но в отдаленном периоде часто возникали абсцессы, свищи, кисты, миграция филлера, инфильтрацию и лизис окружающих тканей [92, 99].  Изучением реакции организма на силикон занимались Т.Т. Даурова [6], K.Tabatowski с соавторами [108] , E.M.Schwartzfarb с соавторами [102], они пришли к выводу о том, что образование фиброзной капсулы вокруг силиконового имплантата это - реакция организма на чужеродное тело, направленная на удаление и изоляцию инородного тела, а, инфицирование, травматизация, технические погрешности при выполнении операции, гематома – факторы, приводящие к развитию констриктивного фиброза [24, 48, 106].  Реакция начинается с асептического воспаления (реакция микрососудов, отек, нейтрофильная инфильтрация). После асептического воспаления, которое возможно лишь при стерильности материала, следует макрофагальная реакция, ее сменяют последовательно – пролиферация фибробластов, синтез коллагена, гликозаминогликанов и формирование соединительнотканной капсулы, ее созревание, уплотнение и истончение [21, 83, 99].        Поиски оптимального инъекционного материала продолжались, в направлении исследования синтетических и природных биополимеров [4]. Первоначально полимеры использовались в качестве гемосорбентов, депо для лекарственных препаратов, коллективом авторов под руководством академика Н.А. Плате [11].           Все инъекционные материалы, использующиеся в эстетической хирургии делятся на биодеградируемые (рассасывающиеся), частично биодеградируемые и небиодеградируемые (не рассасывающиеся) [5]. К биодеградирующим  материалам относятся препараты на основе гиалуроновой кислоты животного и неживотного происхождения, коллаген [79], полиэтиленгликоль [60, 80], гидроксиапатит кальция [29, 54, 65],  полимолочная кислота [107] и их комбинации (препараты “Hyaline”, “Remake”, “Macrolane”, “Zyderm”, “Radiesse”,  “Sculptra”).            Частично биодеградируемые материалы - это полимеры, имеющие биодеградируемумю основу-носитель (коллаген или гиалуроновая кислота) и небиодеградируемый наполнитель полиметилметакрилат («Artecoll», «Matridur»). [69, 76]. После инъекции биодеградируемый компонент рассасывается, а наполнитель остается, что приводит к неравномерному распределению материала. К небиодеградируемым  относятся жидкий силикон [67], жидкости на полидиметилксантиновой основе («Биополимер», «Интрадерм») и гидрогели («Формакрил»). Недостатком их является утрата первоначального объема за счет текучести материала [28, 75].

    Впервые полиакриламидный гель (ПААГ) начал использоваться в эстетической контурной пластике на территории бывшего СССР в 1980х годах. Довольно скоро этот материал стал популярным, особенно в Италии, Мексике, Бразилии, Канаде, Великобритании и странах СНГ и в настоящее время в Китае и Индии .

    Первые упоминания о ПААГ в нашей стране относятся к концу 1990-х годов [8, 21].

    Наиболее часто отечественными и зарубежными пластическими хирургами применялись ПААГ: «Интерфал», разработанный и выпускаемый АО «Киевмедпрепарат», «Формакрил», синтезированный в НИИ Резиновых и Латексных Изделий, а так же их аналоги (Aquamid, Argiform, Amazing gel и др.) [117].

    ПААГ представляют собой прозрачный, бесцветный или желтоватый гомогенный материал желеобразной консистенции, состоящий из 5% - 3% полимера и 95% - 97% воды, с PH 7 – 8,5. Синтезируемый полиакриламидный материал является поперечно сшитым полимером с разветвленной структурой, имеющим различные функциональные группы (C-NH , CONH , NH-N и др.), которые оказывают влияние на физико-химические свойства геля, скорость набухания, вязкость, окисляемость. ПААГ является высокогидрофильным материалом с большим содержанием воды, поэтому он не растворяется в воде и тканевой жидкости. [7, 12].

    В.В. Лопатин и соавторы [10] считают, что материалы, используемые для имплантации: во-первых должны обладать хорошей биосовместимостью. Во-вторых, он  должен обладать биоинертностью. В-третьих, продукты биодеструкции должны расщепляться до метаболитов не оказывающих токсического влияния на почки и печень и хорошо выводиться из организма. В-четвертых, имплантированный материал должен обладать асептичностью и не допускать инфицированного воспаления. В-пятых материал не должен вызывать никаких побочных реакций.

    Получение быстрого  результата, простая и атравматичная методика введения, не требующая хирургического мастерства, с помощью шприца и иглы [8], отсутствие послеоперационных рубцов, относительная дешевизна, а так же отсутствие официального запрета на использование ПААГ для контурной пластики мягких тканей привели к широкому распространению этого метода. В конце 1990-х годов в России, и за рубежом, сразу после обширного внедрения ПААГ в практику, появились первые сообщения о пациентах с различными осложнениями после введения в мягкие ткани ПААГ. За последнее время появилось значительное число сообщений, касающихся осложнений, которые связаны как с химической структурой геля [17], так и с нарушениями инструкции по его введению [9, 16]. Некоторые авторы объединяют осложнения в виде «ранних и поздних послеоперационных осложнений» [3] или в виде «воспалительных осложнений и осложнений не связанных с воспалением» [13, 14, 18]. Мнения пластических хирургов разделились: одни считают материал перспективным, другие относятся к нему негативно.

    А.И. Неробеев и соавторы [15] использовали инъекции геля «Формакрил» для контурной пластики для коррекции внутренних поверхностей голеней, бедер, ягодиц. Возникшие осложнения автор разделил на не воспалительные, к которым авторы отнесли рассасывание геля и воспалительные, подразделенные на гнойные и негнойные.

    Н.И. Острецова и соавторы [17], А.А. Адамян и соавторы [2], предполагают, что причиной возникновения осложнений является резорбция геля, что ведет к выделению из него продуктов биодеструкции, и вредное воздействие на организм продуктов взаимодействия полимера и биологических компонентов среды, окружающей имплантат.

    Н.О. Миланов и соавторы [14] указывают на такие осложнения, как постепенное уменьшение объема и  миграцию ПААГ, неровность контуров, фиброзная деформация, острые и хронические воспаления.

    G.Lemperle [74] сообщает, что период полувыведения ПААГ из человеческого тела больше 20 лет. Это может быть при введении больших количеств геля, однако, инъекция 0,1см³ «Аквамида» рассасывается в течение 9 месяцев. Но, возможно, увеличение лимфатических узлов, миграция геля и отек мягких тканей. U.S. Environmental Protection Agency классифицирует акриламид как - средне опасный канцероген для человека. Тот же автор, в 2006 и 2009 гг. сообщает об  осложнениях в виде инфекции, миграции, образования уплотнений и рекомендуют резко ограничивают применение ПААГ. Уровень осложнений  после введения ПААГ увеличивается по мере увеличения периода после введения. В первые годы после введения ПААГ зарегистрированы осложнения в 4 % случаев. Сообщается о росте осложнений  в отдаленные после введения периоды.

    Использование ПААГ для введения его в мягкие ткани нижних конечностей с целью увеличения объема является порочной методикой, наносящей непоправимые эстетические и физические повреждения, часто, с неизлечимыми последствиями [18]

    В соответствии с решением комиссии по инструментам, приборам и материалам, применяемым в общей хирургии, полиакриламидный гидрофильный гель «Интерфал» рекомендован к регистрации для контурной пластики мягких тканей, исключая пластику молочной железы. Комиссия считает возможным вернуться к вопросу о применении ПААГ только после представления заключения об отдаленных результатах. Та же комиссия рекомендует к серийному производству ПААГ «Формакрил» с разработкой инструкции по его применению. В инструкции обращают на себя внимание показания и способ применения: «Формакрил» может быть использован для контурной пластики мягких тканей лица, верхних и нижних конечностей тела. Основная локализация материала после введения – жировая клетчатка. В результате - это приводит к выводу о том, что в России введение ПААГ не разрешено, но и не запрещено.

    Лечение пациентов с осложнениями увеличивающей контурной пластики нижних конечностей ПААГ является многоэтапным процессом. Безусловное показание к операции – наличие ПААГ в мягких тканях нижних конечностей. Для лечения уплотнений и гематомы используется метод аспирации через канюли. Когда канюля достигает масс ПААГ, вводятся солевой раствор с антибиотиком, затем откачиваются 10 мл шприцем, процедуру повторяют несколько раз. Другой метод заключается в «открытом» удалении ПААГ. Этот метод рекомендуется в случае затруднения удаления ПААГ первым способом, а также в случае имплантации эндопротезов. Применение оболочечных протезов – метод выбора для коррекции неудовлетворительных результатов контурной пластики с помощью ПААГ [14].

    Тактика лечения пациентов после введения ПААГ различна и строго индивидуальна. Во многих наблюдениях объем операции может простираться от простого удаления геля до иссечения фиброзно- и некротически измененных прилежащих тканей, пластики фасции мышц и одномоментном или отсроченном эндопротезировании [14].

     

    Липофиллинг

                В последние 20 лет наблюдается активный рост использования липофиллинга в эстетической хирургии с целью коррекции контурных дефектов мягких тканей ягодиц [32, 100] и голеней [45, 111].

             Первые упоминания о липофиллинге появились более 100 лет назад. В 1893 году немецкий хирург G.Neuber [84] опубликовал первую статью о пересадке жировой ткани. Он успешно пересадил жир, взятый с верхней конечности пациента, в область нижнего края орбиты для коррекции рубцового западения после остеомиелита. В 1919 году E.Lexer [64] сообщает об использовании аутожира без предварительной обработки. J.Carraway и C.Mellow в 1990 году [35], впервые, описали метод забора и  введения жира при помощи шприца.

          Существует большое количество методов забора жировой ткани для липофиллинга [49]. Современная техника липофиллинга сформировалась в 1980-х [18, 39] Нет статистически доказанной разницы в жизнеспособности адипоцитов, взятых из области живота, бедер, фланков или коленных областей [109]. Важным фактором для забора ткани в процессе подготовки к липофиллингу является сохранение структуры адипоцитов [95]. При помощи аутожира корригируются небольшие деформации, что практически невозможно при использовании имплантатов [90]. Недостатком методики является невозможность прогнозировать количество жира, которое подвергнется рассасыванию [103]. Исследования показывают, что при увеличении объема ягодиц аутожиром, их объем уменьшался на 0,5-1,0 см. в 2 месяца. Средний процент резорбции жировой ткани после липофилинга ягодиц варьируется от 24 до 35 % [116].  После липофилинга области лодыжки и голени объем уменьшался на  0,5 см в диаметре в течение 1,5 месяцев с дальнейшей стабилизацией. Сроки наблюдения составили от 6 месяцев до нескольких лет.  Лизис аутожира через 4 месяца после операции до 20% не является осложнением  данной методики, это её следствие [115].

          К факторам, повреждающим адипоциты на этапе забора аутожира относят: забор жира при отрицательном давлении более 0,5 атм., с помощью игл, открытых канюль, хирургических аспираторов, с использованием приборов для ультразвуковой, вибромеханической, лазерной, радиочастотной липосакции и приборов электронного липомоделирования. Основные причины ведущие к лизису аутожирового трансплантата – ведение в реципиентную зону поврежденных адипоцитов. С целью повышения выживаемости адипоцитов используют добавление инсулина, альбумина, глюкозы, препарата интерлейкин - 1 к аутожиру перед пересадкой, центрифугирования, избегать перепада диаметра канюль для забора и введения аутожира [18,39].

           I.Kuran [71] рекомендует выполнять повторные инъекции аутожира через 3-6 месяцев. P.A.Peren с соавторами [96], J.C.Cardenas и J.A.Munoz [30], W.L.Murillo [82],  O.O.Erol и A.Gurlek [45] вводят аутожир в больших объемах с хорошим, стойким результатом. Часть исследований  с целью изучения прорастания сосудов  в пересаженную жировую  ткань  не дали четкого результата [43, 45, 72, 73]. Другие исследователи [57, 87] сообщили о полном прорастании сосудов. На фоне общепринятой тенденции подкожного введения аутожира, ряд авторов докладывают об успешном внутримышечном его введении, объясняя результат хорошим кровоснабжением. Экспериментальные исследования показали, что введение жира в мышцы приводит к лучшему приживлению  до 95%, чем подкожное введение [55, 56, 57]. При этом образующий фиброз, если он не является чрезмерным, способствует стабилизации полного объема пересаженной ткани [70].  Неправильное поверхностное введение может привести к подкожным инфильтратам [94].  M.A.Shiftman и соавторы [105] сообщили, что при пересадке жира кусочками процесс образования фиброза меньше, чем при  введении аспирированного жира. Среди осложнений липофилинга, наиболее серьезным считается инфицирование [90]. Также описано  образование некрозов, инфильтратов, асептического воспаления, сером [61, 70, 72] и цист [78, 85, 112].             В целом, ключом к успешному липофилингу является знание техники операции, осознание ее возможностей и ограничений, а также предметное понимание целей пациента [95].

    Увеличивающая контурная пластика нижних конечностей  - многоступенчатый процесс, требующий адекватной оценки ситуации и соблюдения надлежащей техники. В виду активно растущего количества пациентов в пластической хирургии, некоторые методы необходимо использовать как отдельно, так и в комбинации. Только при правильной и тщательной оценке анатомических и клинических особенностей пациента, хирург может определить, с помощью каких процедур лучше всего достичь желаемых результатов. Правильная комбинация этих процедур и их порядок будет определять успех и последовательность положительных результатов для пациента и хирурга.

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

    1. Адамян, А.А. Косметическая и пластическая хирургия т.1 / А.А. Адамян. – М.: Медицина, 2006. - с. 31.
    2.  Адамян А.А. [и др.] Результат коррекции дефектов мягких тканей ПААГ // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии.-  2004.- №1. - с. 23 – 31.
    3. Белоусов, А.Е. Пластическая реконструктивная и эстетическая хирургия / А.Е. Белоусов. – СПб. : Гиппократ, 1998. - с. 569-571.
    4. Брусова, Л.А. Восстановительные операции на лице с применением     силоксановых композиций: дис. … д-ра мед. наук / Л.А. Брусова. - 1996. – с. 58.
    5. Голубева, О.А. Новый композиционный инъекционный материал для коррекции малых дефектов лица «Гемасил»:дис. … канд. мед. наук /О.А. Голубева. - М., 2003.
    6. Даурова, Т.Т. Настоящее и будущее силиконов в эндопротезировании. V Всесоюзный симпозиум «Синтетические полимеры медицинского назначения» Рига: Тез.докл. – М., - 1981. - с. 3 -7
    7. Материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Эстетическая увеличивающая пластика бедер и голеней. Инновационные технологии в эстетической медицине и пластической хирургии» / Добрякова О.Б. [и др.] // Новосибирск: Сибмедиздат НГМУ. – 2006. – с. 21-23.
    8. Материалы II международной конференции «Современные подходы к разработке эффективных перевязочных средств, шовных материалов и полимерных имплантатов» / Земсков В.С. [и др.] //  М.81 - 21 – 22 ноября 1995. - с. 198 – 199.
    9. Казинникова, О. Г. Реакция организма на введение полиакриламидных  гелей с целью увеличения объема молочныхжелез  / О. Г. Казинникова // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. ­2000. ­ N3. ­ С. 71­73
    10. Лопатин, В.В. ПААГ в медицине / В.В. Лопатин, А.А. Аскадский // М.: Научный мир, 2004. -  с. 79-83.
    11. Лопатин, В.В Новое поколение ПААГ для имплантации. Биодеструкция и другие проблемы применения ПААГ / В.В. Лопатин [и др.]. // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии – 2004. - №2. -  с.38 – 47.
    12. Лопатин, В.В. Полиакриламидные гели, их безопасность и эффективность (обзор) / В.В. Лопатин [и др.]. // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии - 2003. -  №4. - с. 61 – 66.
    13. Миланов, Н.О. Дискуссия- рассуждение и факты. / Н.О. Миланов // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии – 2000. - №3. -  с. 8-11.
    14. Миланов, Н.О. Эндопротезирование при неудовлетворительных результатах контурной пластики ПААГ/Н.О. Миланов, Д.А. Сидоренков, Е.В. Донченко // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии - 2002. - №4. - с.84 – 85.
    15. Неробеев, А.И. Дискуссия / А.И. Неробеев // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. – 1997. -  №1. - с.31.
    16. Неробеев, А.И. К статье Виссарионова В.А. и др. «Оценка эффективности применения полиакриламидного гидрогеля для коррекции мягких тканей нижних конечностей / А.И. Неробеев // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. – 2000.  №3. – с.27.
    17. Острецова [и др.] // Н.И. ПААГ гели, их безопасность и эффективность / Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. – 2003. - № 3. – с.25.
    18. Сухопарова Е.П. Экспериментальное обоснование оптимизации технологии выполнения липофилинга: дис. … канд. мед. наук / Е.П. Сухопарова. - М., 2012.
    19. Хитров, Ф. М. Пластическое замещение дефектов лица и шеи филатовским стеблем / Ф.М. Хитров // М., 1954. – с. 156.
    20. Шехтер, В.В. Материалы конференции «Реконструктивно- восстановительная хирургия молочной железы» / В.В. Шехтер, А.Б. Лопатин // М., 1996. - с.121.
    21. Шехтер, В.В. Серов А.Б. Соединительная ткань. Функциональная морфология и общая патология / В.В. Шехтер, А.Б. Серов //  М., 1981. - с. 45 – 89.
    22. Aiache, A.E. Calf implantation / А.Е. Aiache // Plast Reconstr Surg. – 1989. – Vol.83. – p.488–493.
    23. Anger, J. Thigh augmentation submuscular placement of a silicone gel – filled prosthesis / J. Anger // Aesthetic Surgery Journal. – 2005. – Vol.25. – N.1. – p. 44-48. 
    24. Armstrong, R.W. Infection following breast reconstruction /  R.W. Armstrong,  R.L. Berkowitz, F. Bolding // Ann. Plast. Surg. – 1989. - Oct.,Vol.23(4). - p.284-288.
    25. ASAPS statistics page.http: //www.surgery.org/ media/ statistics, http: //www.surgery.org /sites/default/files/2009stats.pdf.
    26. Ballantyne, D.L. Silicone fluid: response to massive subcutaneous injections of dimethylpolysiloxane fluid in animals / D.L. Ballantyne // Plast. Reconstr. Surg. – 1965.- Sep.,Vol.36 (3). – p.330-338.

    27.  An unusual use of the Cronin breast prosthesis: case report / Bartels R.J. [et al.] // Plast. Reconstr. Surg. – 1969.-  Vol. 44. – p.500.

    1. Boo-Chai, K. Some aspects of plastic (cosmetic) surgery in orientals / K. Boo-Chai // Br. J. Plast. Surg. – 1969. -  Jan., Vol.22(1). -  p.60-69.
    2. Busso, M. Check augmentation and rejuvenation using injectable calcium hydroxylapatite (Radiesse) / M. Busso // Cosmet. Dermatol. – 2006. – Vol.19. –p.583.

    30.  Cardenas, J.C. Large-volume lipoinjection for gluteal augmentation / J.C. Cardenas, J.A. Munoz Ahmed // Aesthet. Surg. – 2002. -  Vol. 22. – p.33–38.

    31.  Cardenas-Camarena, L. Combined gluteoplasty: liposuction and gluteal implants / L. Cardenas-Camarena, J.C. Paillet //Plast. Reconstr. Surg. – 2007. – Vol. 119-1067– 1074.

    1. Gluteal Contour Improvement. Different Surgical Alternatives / L. Cardenas-Camarena [et al.] // Aesth. Plast. Surg. – 2011. – Vol.35. – p1117–1125.
    2. Cárdenas-Camarena, L. Buttocks fat grafting: 14 years of evolution and experience / L. Cárdenas-Camarena, R. Arenas-Quintana, J.A. Robles-Cervantes // Plast. Reconstr. Surg. – 2011. – Vol.128. – p.545–555.
    3. Carlsen, L.N. Calf augmentation. A preliminary report / L.N. Carlsen // Ann. Plast. Surg. – 1979. – Vol. 2. – p. 508-510.
    4. Carraway, J.Syringe aspiration and fat concentration: A simple technique of autologous fat injection / J. Carraway, C. Mellow // Ann. Plast. Surg. – 1990. – Vol.24. – p.293.
    5. Centeno, R. Autologous gluteal augmentation with circumferential body lifts in the massive weight and aesthetic patient / R. Centeno // Clin. Plast. Surg. - 2006. - Jul., Vol. 33(3). – p.479-496.
    6.  Cocke, W.M. Gluteal augmentation / W.M. Cocke, G. Ricketson // Plast. Reconstr. Surg. – 1973. – Vol.52(1). – p.93.
    7. Coleman, S.R. Hand rejuvenation with structural fat grafting / S.R. Coleman // Plast. Reconstr. Surg. – 2002. – Vol.110. -  p.1731–1744. – discussion.,p.1745–1747.
    8. Coleman S.R., Saboeiro A.P. Fat grafting to the breast revisited: Safety and efficacy / S.R. Coleman, A.P. Saboeiro // Plast. Reconstr. Surg. – 2007. – Vol.119. – p.775–785. - discussion.,  p.786–787.

    40.  Cuenca-Guerra, R. Calf implants / R. Cuenca-Guerra, J.L. Daza-Flores, A.J. Saade-Saade // Aesthetic Plast. Surg. – 2009. – Vol.33. – p.505–513.

    41.  Dini, M. Aesthetic calf augmentation with silicone implants / M. Dini, A. Innocenti , P. Lorenzetti //  Aesthetic Plast. Surg. – 2002. – Vol.26. – p.490–492.

    1.  Edgerton, M.T. Augmentation mammaplasty; psychiatric implications and surgical indications; (with special reference to use of the polyvinyl alcohol sponge ivalon) / M.T. Edgerton, A.R. McClary // Plast. Reconstr. Surg. Transplant. Bull. – 1958. – Apr.,Vol.21(4). – p.279-305.
    2. Ergun S., D. Cёek, H. Baloglu Why is augmentation with autologous fat injection less effective in the vermillion border? / // Aest. Plast. Surg. – 2001. – Vol.25. – p.350–352.

    44.   Erol, O. Galf augmentation with autolologus tissue injection / O.Erol // Aesth. Plast. Surg. – 2004. – April, Vol.43. –p.157.

    1. Erol, O.O. Calf augmentation with autologous tissue injection / O.O. Erol, A. Gürlek,  G. Agaoglu //  Plast. Reconstr. Surg. – 2008. – Vol.121. – p.2127–2133.
    2. Ersek, R.A., P. Chang, B.S. Salisbury Lipo layering of autologus fat: an improved technique with promising results // Plast. Rec. Surg. – 1998. – Vol.101. – p.820–826.

    47.  Felicio, Y. Calfplasty / Y. Felicio // Aesthetic Plast. Surg. – 2000. -  Vol.24. – p.141–147.

    1. Freedman, A.M. Infections in breast implants / A.M. Freedman, I.T. Jackson //  Infect. Dis. Clin. North Am. – 1989. -  Jun., Vol.3(2). – p.275-87. 
    2. Fat grafting: evidence-based review on autologous fat harvesting, processing, reinjection, and storage / Gip P. [et al.] // Plast. Reconstr. Surg. -2012. – Jul., Vol.130(1). – p.249-58.

    50.  Glikenstein, J. Correction of amyotrophies of the limbs with silicone prosthesis inclusions / J. Glikensteine // Rev. Bras. Cir. – 1979. – Vol.69. – p.117.

    1. Glikenstein, J. Les diffucultes du trailement chirurgical des dermodystrolies abdominales / J. Glikensteine //  Ann. Chir. Plast. – 1975. - Vol. 20(2). - p.147-155.
    2.  Glikenstein, J. The first "fillers", vaseline and paraffin. From miracle to disaster / J. Glikensteine // Ann. Chir. Plast. Esthet. – 2007. – Apr., Vol.52(2). – p.157-61.
    3.  Gonzales-Ulloa, M. Gluteoplasty: A ten-year report / M. Gonzales-Ulloa // Aesthetic Plast. Surg. – 1991. – Vol.15(1). – p.85-91.
    4. Calcium hydroxylapatite (Radiesse) for correction of the mid- and lower face: consensus recommendations/M.H.Graivier [et al.]// Plast. Reconstr. Surg.–2007.–Vol.120.–p.55–66.
    5. Guerrerosantos, J. Autologous fat grafting for body contouring / J. Guerrerosantos // Clin. Plast. Surg. – 1996. – Vol.23. – p.619-631.
    6. Guerrerosantos, J. The fate of intramuscularly injected fat autografts: an experimental study. / J. Guerrerosantos // Aesthetic Plast. Surg. – 2005. – Jan-Feb., Vol.29(1). – p.62.
    7. Guerrerosantos, J. Long-term outcome of autologous fat transplantation in aesthetic facial recontouring: sixteen years of experience with 1936 cases / J. Guerrerosantos // Clin. Plast. Surg. – 2000. – Vol.27. – p.515–543.
    8. Gurlek, A. Galf augmentation / A. Gurlek, G. Agaoglu, O. Erol // Plast. Rec. Surg. – 2006. – Vol.117. – p.817.

    59.  Hallock, G. Myonecrosis as a sequela of calf implants / G. Hallock // Ann.

    59.Plast. Surg. – 1993. – Vol.27(2). – p.135–138.

    1. Long-Term Complications of Polyethylene Glycol Injection to the Face / Hande Altintas [et al.] // Aesth. Plast. Surg. – 2012. – Vol.36. – p.427–430.
    2. Large liponecrotic pseudocyst formation following cheek augmentation by fat injection. / Har-Shai Y [et al.] // Aesthetic Plast. Surg. – 1996. - Sep-Oct., Vol.20(5). – p.417-419.
    3.  Harris, H.I. Research in plastic implants. Their use in augmentation for amastia or hypomastia / H.I. Harris // J. Int. Coll. Surg. – 1961. – May,Vol.35. – p.630-643.
    4.  Hidalgo, J.E. Submuscular gluteal augmentation: 17 years of experience with gel and elastomer silicone implants / J.E. Hidalgo // Clin. Plast. Surg. – 2006. – Jul., Vol.33(3). – p.435 - 447.
    5. Hinderer, U.T. Erich Lexer's mammaplasty / U.T. Hinderer // Aesthetic Plast. Surg. -  1992. – Spring, Vol.16(2). – p.101-107.
    6. Horia, R. Injectable Calcium Hydroxylapatite for Correction of Nasal Bridge Deformities / R. Horia, A. Siclovan,  A. Jomah // Aesth. Plast. Surg. – 2009. – Vol. 33. – p.544–548.
    7.  Howard, P.S. Calf  augmentation and correction of contour deformities / P.S. Howard // Clin. Plast.  Surg. – 1991. – Vol.18. -  p.601.
    8. Dermolipectomy of the Thighs and Buttocks to Solve a Massive Silicone Oil Injection / Hugo D. [et al.] // Aesth. Plast. Surg. – 2009. – Vol.33. – p.657–660.
    9. Kalixto, M.A. Submuscular calf implants / M.A. Kalixto, R. Vergara // Aesthetic Plast. Surg. – 2003. – Vol.27. - p.135–138.
    10. Kessels, R. Re: "PMMA-microspheres (Artecoll) for long-lasting correction of wrinkles: refinements and statistical results" / R. Kessels, P. Santanch, C. Bonarrigo //  Aesthetic Plast. Surg. – 2000. -  Jan-Feb.,Vol.24(1). – p.73-75.
    11. The fate of suctioned and surgically removed fat After reimplantation for soft tissue augmentation: a volumetric and histologic study in the rabbit / Kononas T. [et al.] // Plast. Reconstr. Surg. – 1993. – Vol.91. – p.763–768.
    12. Kuran, I. A New Simple Method Used to Prepare Fat for Injection / I. Kuran, B. Tumerdem // Aesth. Plast. Surg. – 2005. – Vol.27. – p.18–22.
    13. Revascularization of transplanted adipose tissue:a study in the dorsal skinfold chamber of hamsters / Langer S. [et al.] // Ann. Plast. Surg. – 2002. – Vol.48. – p.53–59.
    14. Latoni, J. Overgrowth of fat autotransplanted for correction of localized steroidinduced atrophy /J. Latoni, D. Marshall,  A. Wolfe // Pl.Rec.Surg. -2000. – Vol.106. – p.1566–1569.
    15. Lemperle, G. The resection of gastrocnemius muscles in aesthetically disturbing calf hypertrophy / G. Lemperle, K. Exner // Plast. Reconstr. Surg. – 2005. – Vol.102. – p.2230–2236.
    16. Foreign body granulomas after all injectable fillers: Part 1 Possible causes / Lemperle G. [et al.] // Plast. Reconstr. Surg. – 2009. – Vol.123. – p.1842– 1863.
    17. Lemperle, G. PMMA-Microspheres (Artecoll) for longlasting correction of wrinkles: refinements and statistical results /                G. Lemperle, H. Gauthier-Hazan, M. Lemperle // Aesthetic Plast. Surg. – 1998. - Sep-Oct.,Vol.22(5). – p.356-365.
    18. Lemperle, G.  Complications after dermal fillers and their treatment.  /   G. Lemperle, N. Gauthier-Hazan, G. Wolters // Handchir Mikrochir. Plast. Chir. – 2006. – Dec.,Vol.38(6). – p.354-69.
    19. Mandrekas, A. Cyst formation after fat injection / A. Mandrekas, G. Zambacos // Pl. Rec. Surg. – 1998. – Vol.102. – p.1708.
    20. Superficial dermal injection of hyaluronic Acid soft tissue fillers: comparative ultrasound study / P. Micheels [et al.] // Dermatol. Surg. – 2012. – Jul., Vol.38(7 Pt 2). – p.1162-1169.
    21. Mole, B. Remake: une nouvelle famille de gels injectables ́r dure ́e prolonge ́e / B. Mole // J Me ́d Esthe ́t Chir Dermatol. -  2008. -  Vol.35. – p.211–215.
    22. Montellano, L. Calf augmentation / L. Montellano // Ann. Plast. Surg. – 1991. – Vol.27(5). – p.429–438.
    23. Murillo, W. L. Buttock augmentation: Case studies of fat injection monitored by magnetic resonance imaging / W.L. Murillo // Plast. Reconstr. Surg. – 2004. – Vol.114. – p.1606.
    24. Narins, R.S. Liquid injectable silicone: a review of its history, immunology, technical considerations, complications, and potential / R.S. Narins, K. Beer //  Plast. Reconstr. Surg. -  2006. – Vol.118. – p.77–84.
    25. Neuber,  G. Verhandlungen  der Deutschen Gesellschaft  für Chirurgie / G. Neuber // April 12-15, 1893.
    26. Comparative study of survival of autologous adipose tissue taken and transplanted by different techniques / Nguyen A. [et al.] // Plast. Reconstr. Surg. – 1990. -  Vol.85.  – p.378–386.
    27. Niechajev, I. Calf augmentation and restoration / I. Niechajev // Plast. Reconstr. Surg. – 2004. – Vol.116. – p.295–305.
    28. Nishimura, T. Microvascular angiogenesis and apoptosis in the survival of free fat grafts / T. Nishimura, H. Hashimoto, I. Nakanishi // Laryngoscope. – 2000 . – Vol.110. – p.1333–1338.
    29. Novack, B.H. Alloplastic implants for men / B.H. Novack // Clin. Plast. Surg. -  1991. – Vol.18. – p.829–855.
    30. Nunez, G.O. Calf augmentation with supraperiostic solid prosthesis associated with fasciotomies / G.O. Nunez, D.P. Garcia // Aesthetic Plast. Surg. – 2004. -  Vol.116. – p.295–305.
    31. Pedroza, D. Fat transplantation to the buttocks and legs for aesthetic enhancement or correction of deformities: Long-term results of large volumes of fat transplant / D. Pedroza // Dermatol. Surg. -  2000. -  Vol.26. – p.1145.
    32. Pena,  de la J. History of gluteal augmentation / J. de la Pena, O. Rubio // Clin. Plast. Surg. - 2006. - Jul.,Vol.33(3). – p.307-319.
    33. Pennisi, V.R. Obscure carcinoma encountered in subcutaneous mastectomy in silicone – and paraffin – injected breast: two patients / V.R. Pennisi // Plast. Recostr. Surg. - 1984. – Vol.74(4). – p.817 – 822.
    34. Bilateral Calf Augmentation for Aesthetic Purposes / L.H. Pereira [et al.] // Aesth. Plast. Surg. – 2012. – Vol.36. – p.295–302.
    35. Pereira, L.H. Fat Grafting of the buttock and lower limbs / L.H. Pereira,  H. Radwansky // Aesthetic. Plast. Surg. – 1996. – Vol.20. – p.409.
    36. Pereira, L.H. Composite Body Contouring / L.H. Pereira, A. Sterodimas //  Aesth. Plast. Surg. – 2009. – Vol.33. – p.616–624.
    37. Gluteus augmentation with fat grafting / P.A. Peren [et al.] // Aesth. Plast. Surg. – 2000. – Vol.24. – p.412–417.
    38. Rapaport, M.J. Injectable silicone: cause of facial nodules, cellulitis, ulceration, and migration / M.J. Rapaport, C.H. Vinnik , H. Zarem //  Aesthet. Plast. Surg. – 1996. -  Vol.20. – p.267–276.
    39. Rees, T.D. An investigation of cutaneous response to dimethylpolysiloxane (silicone liquide) in animals and humans- a preliminary report / T.D. Rees // Plast. Reconstr. Surg. -  1965. – Feb.,Vol.35. – p.131-139.
    40. Rees, T.D. Silicone fluid injections fro facial atrophy. A ten-year study / T.D. Rees // Plast. Reconstr. Surg. – 1973. – Aug.,Vol.52(2). – p.118-127.
    41. Roberts III, T.L. Augmentation of the buttocks by micro fat grafting / T.L. Roberts III,  L.S. Toledo, A.Z. Badin //  Aesthet. Surg. J. – 2001. – Vol.21. – p.311–319.
    42. Robles, J. Gluteoplastia de aumento: implante submuscular / J. Robles,  J. Tagliapietra, M. Grandi // Cir. Plast. Iberolatinoamericana. – 1984. – Vol.4. – p.365.
    43. Foreign body granuloma formation secondary to silicone injection / Schwartzfarb E.M. [et al.] // Dermatol. Online. – 2008. – Jan.,Vol.14. – p.20.
    44. Senderoff,  D. M.   Gluteal Augmentation / D.M. Senderoff // New Orleans, 2007.
    45. Senderoff, D.M. Buttock augmentation using solid silicone implants (a three year study). Paper presented at: Annual Meeting of the American Society for Aesthetic Plastic Surgery and the Aesthetic Surgery Education and Research Foundation. – 2005. -3 May. - New Orleans, La.
    46. Shiftman, M.A. Fat transfer techniques: The effect of harvest and transfer methods on adipocyte viability and review of the literature / M.A. Shiftman,  S. Mirrafati //  Dermatol. Surg. – 2001. – Vol.27. – p.819–826.
    47. Stevens, W.M. Pleural effusion after rupture of silicone bag mammary prosthesis / W.M. Stevens, J.G. Burdon,  J.F. Niall //  Thorax. – 1987. – Oct.,Vol.42(10). – p.825-826.
    48. Management of visible granulomas following periorbital injection of poly-L-lactic acids / D.B. Stewart [et al.] // Ophthal. Plast. Reconstr. Surg. – 2007. – Vol.23. – p.298–301.
    49.  Tabatowskyi, K. Silicone lymphadenopathy in a patient with a mammary prosthesis. Fine needle aspiration cytology, histology and analytical electron microscopy / K. Tabatowskyi, C.E.  Elson, W.W. Johnston //  Acta. Cytol. – 1990. - Jan-Feb.,Vol.34(1). – p.10-14.
    50. Searching for the favorable donor site for fat injection: in vivo study using the nude mice model / Y. Ullmann [et al.] // Dermatol. Surg. – 2005. – Vol.31(10). – p.1304–1307.
    51. Valnicek, V. Erfahrungen mit Glicenstein-Wademprothesen / V. Valnicek // Annual Congress of the Swiss Society of Plastic and Reconstructive Surgery. – Switzerland. -  1983.
    52. Veber Jr,  M. Calf augmentation with autologous tissue injection / M. Veber Jr, A. Mojallal // Plast. Reconstr. Surg. – 2010. – Vol.125. – p.423–424; author reply 424–425.
    53. Verbruggen,  A.M. Lipophilic tracers for the study of regional cerebral blood flow In: Murray IPC, Ell PJ / A.M. Verbrugger // Nuclear medicine in clinical diagnosis and treatment. Churchill Livingstone. - 1998. – Vol.1. – p.499–520.
    54. Vergara, R. Intramuscular gluteal implants / R. Vergara, M. Marcos // Aesthet. Plast. Surg. – 1996. – Vol.20. – p.259–262.
    55. Von Szalay, L. Calf augmentation: anew calf prosthesis / L. Von Szalay // Ann. Plast. Surg. – 1985. – Vol.75. – p.83–87.
    56. William, L. Buttock Augmentation: case studies of fat injection monitored by magnetic resonance imaging / L. William // Plast. Reconst. Surg. – 2004. – Vol. 14(2). – p.1606-1614.
    1. Magnetic resonance imaging assessment of gluteal fat grafts / G.A. Wolf [et al.] // Aesthetic Plast. Surg. – 2006. – Vol.30(4). – p.460– 468.

    Biocompatibility and tissue interactions of a new filler material for medical use / Zarini E. [et al.] // Plast. Reconstr. Surg. – 2004. – Vol.114. – p.934–942.


    Наши хирурги

    Жуманов Андрей Рудольфович

    Пластическая хирургия урогенитальной области у мужчин – история, современное состояние и тенденции развития. Часть 2.

    Представленная статья является продолжением литературного обзора, посвященного пластической хирургии органов урогенитальной области у мужчин. Во второй части рассмотрен вопрос реконструкции уретры у различных клинических групп пациентов. Освещены различные микрохирургические методики уретропластики и их модификации, а также произведен анализ послеоперационных результатов и частоты осложнений. Отобрано 54 наиболее релевантных теме источника с 1980 г. по декабрь 2011г.

    узнать подробности »
    Отзывы
    Ильина Ю.В.

    Уважаемые врачи, медсестры и обслуживающий персонал отделения пластической хирургии и микрохирургии! Огромное спасибо вам за внимательное, доброжелательное отношение к пациентам. Все очень отзывчивые. Никто не разу не нагрубил и не завредничал! К сожалению, привыкла сталкиваться с этим в некоторых других мед.учереждениях. а у вас я лежала трижды и все три раза очень довольна вашей работой. Спасибо женщинам которые разносят обеды. Накормили даже в первый день поступления, когда еда не была положена.
    Отдельная благодарность Сидоренкову Дмитрию Александровичу и Софье Сергеевне! Они подарили мне уверенность в себе и довершили сознание моей «неземной красоты», в той части тела, на которую у Бога, видимо, не хватило времени.

    Дай  вам  Бог всем здоровья, богатства, успехов в работе, счастья и благодарных клиентов.

    С уважением Ильина Ю.В.

    Все отзывы »
    аКТУАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

    Липофилинг Липофилинг( пересадка собственной жировой ткани).

    Подробнее »